December 9th, 2019

angel

(no subject)

"Ариадна Эфрон писала Пастернаку про то, что вода, оправленная в лёд, напоминает ей старинные оклады на иконах. Только вместо тёмных лиц и рук святых - темнота и глубина воды. Никогда не встречала более точного определения. И как-то мне хорошо при мысли, что таким вот нехитрым географическим образом я с Алей всю жизнь связана
- что Ангара несёт мои мысли об образах к тому же Енисею, и совершенно не имеет значения, что сейчас в Туруханске нет никакой Ариадны Эфрон (и слава Богу, что нет), но в разреженном морозном воздухе время перестаёт иметь значения. Как когда я смотрю, ковыляя во тьме, с сумками, в чёрное небо с лодочкой месяца, то вспоминаю, как ковыляла, трёхлетняя, по двору, держась обеими руками за бабушкины руки - мы отчего-то ждали маму во дворе, где в глубине переливалась крашенными лампочками ёлка. И каждый раз, во тьме декабря, я себя ощущаю всё той же трёхлеткой, возле ёлки, т.к. ничего не изменилось. Ибо времени нет. Всё происходит одновременно; и так я в три года смотрела в ночную морозную тьму, обращась к маме, запаздывающей с работы, так буду обращаться к маме, которой уже не будет; так - обращаюсь ко всем, кого нет; более того, тех кого нет в моей жизни, я просто поместила туда, куда все они, рано или поздно, попадут... Словом, небо - очень вместительная штука, ибо всем, мёртвым и живым, хватает места; а обращаться к нему можно в любой момент, хотя именно в морозной тьме - это проще и ближе всего.

Болтая с молчаливым и терпеливым небом, я тёмными дворами доплелась до ближайшего обувного, где тоже была одна, но уже с тремя... нет, не парками, но продавщицами, которые были мрачны и молчаливы, ибо до закрытия оставались минуты, но я выбрала первые попавшиеся зимние сапоги, померила и купила, памятуя о том, что тридцатиградусные морозы были только несколько дней, и я пролетала их в осенних сапогах, не заметив, но почему-то крещенские морозы даются тяжелее ноябрьских. Это проверенно десятилетиями; если первые морозы ты не чувствуешь, не понимаешь; то вторые уже преодолеваешь, сменив перчатки на варежки. То же и с сапогами. Новое мусорное ведро, которое я заработала десятком утренников (нет, больше...), сапоги, - согласитесь, я к любому походу подготовлена. Даже во сне.
И пусть во сне снятся только меховые шкуры, мёртвые тюлени, белые медведи, янтарные лампы, печенье со специями, ром во фляжке, аэронавты, ведьмы на ветках облачных сосен и... прочая сказочная мишура "Золотого компаса", которая уже не первые раз прочно берёт меня в свои декорации, путая явь со сном".

автоцитата из 2014-го года, самый конец декабря

say in jest

(no subject)

Базаров сегодня заинтересовался Теннисоном. Альфредом. Потому что он хотел увидеть раритетную книгу.
-Вот, - говорю. - С золотым обрезом. 1891-ый год, Лондон. Наслаждайся.
-Надо вам текст сфотать и продать в интернет.
-Тебе бы только продать что-нибудь, - горько хмыкнула я и отобрала у Базарова книгу.
-Вы как считаете, лучше гостиница"Москва" или "Метрополь"? Мне куда следует податься?
-Мне трудно судить, т.к. я только в Москве была и до ремонта. В детстве. Там в каждой лифтовой кабине сидели лифтёрши, и у них были чёрные телефоны. С диском.
-О-о-о! А что ещё было?
-Красные ковровые дорожки. И кафе, - я честно наморщила лоб.
-Может, есть ещё хорошие, а? старые такие?
-Базаров, отстань, я в Москве не живу в гостинице - у меня там бабушка.
-А мне-то надо остановиться поближе к центру. Чтобы я мог видеть Кремль. Он же больше Белого дома... а Вашингтон там жил?
-Э...
-Он ведь первый президент?
-Э... там ещё Линкольн.
-Нет. Линкольн - это что-то другое.
-Да он отменил, - тут я мысленно собралась максимально, чтобы не ляпнуть с утра "крепостное право", - негров. В смысле, рабство отменил.
-Вот... давайте посмотрим, какой он был?
-Шестнадцатый, - обречённо лезу в телефон.
-А вторым кто был? Какой-такой Адамс? А что он сделал?
-Базаров, давай вернёмся к Кевину и Нью-Йорку в 92-ый год, а? - умоляюще прошу я. - Или учебник!
Базаров не сильно хочет учебник, поэтому согласен вернуться в Нью-Йорк 92-го.
calm

(no subject)

И всё-таки в этом сезоне... Косторная. Да, тут я банально ведусь на всё - на взгляд, на игру, на мимику, на плавность... на подобранную музыку - в короткой программе там сейчас "Ноябрь" Макса Рихтера... и даже "Сумеречная" тема тут уместна и хороша.
Надо сказать, что со всеми девушками Тутберидзе я... банально падка на хореографию - Анна Каренина, Жар-Птица, мемуары гейши... один "дракарис" Дейенерис чего стоит для всех! - образы все яркие, узнаваемые, что добавляет... принятия на всех уровнях. Думаю, что балет, тьфу, фигурное катание и должен быть "для всех" - узнаваем с первыми аккордами. И... мне ужасно нравится, что это целое представление. Особенно для тех, кого крайне мело интересуют флипы, лутцы, рихтенберги и прочие прыжки...
Иногда, правда, с ужасом осознаёшь, что в "Жар-Птице" я просто в детском восторге от... волшебного платья! но и это ужасно интересно, - т.к. смотришь не одно фигурное катание, но и... всю драму: