January 22nd, 2020

say in jest

(no subject)

Зашла с утра в Ребятейник - выдали мне мяч, который я там забыла вчера.
Пришла в школу. Налетели Мэри и Валерия - вы на днях у нас в классе куропатку забыли! Принести?
-Ну, валяйте, - согласилась.
(обожаю этот класс за то, что там есть всякие остряки-самоучки, которые постоянно шутят на тему "куропаточки ИЗ груши")
Завершающим аккордом рабочего дня стал вопль на четыре этажа от соседки:
-Аня-а-а-а, это ты варежку потеряла-а-а?! Да не топай, не беги... я ж несу наверх.

Как я вообще дожила до середины земной жизни? - сама удивляюсь. И школу закончила, и учёбу и... тринадцать лет работаю. Утешает, что я просто немного профессор по части рассеянности: то есть это не влияет на способность перечислить двенадцать дней Рождества в любом порядке - от куропаточки на груше и трёх французских куриц до барабанщиков.
catch the sun

(no subject)

-Папа, я забыла, кто такой Пабло Эскобар?
-Наркобарон. Неожиданно как-то...
-У нас просто есть лапшичная Пабло Лапшебар, и я мучительно пыталась вспомнить, хто он такой, собственно...

april

(no subject)

Коллега: - У меня ощущение, что мы теперь в какой-то деревне живём...
Это она про то, что школа переехала. А мне нравится! И радостно, что как раз не нужно ездить в центр города, который любят мои друзья, но так не люблю я... не видеть больше ни широкой и загазованной улицы Ленина, ни пустоватый и серый сквер имени Кирова, ни серую площадь Сперанского, ни полуразваленную трубу ТЭЦ, ни брутальную набережную, ни улицы без снега, ни вечную пробку на Бытовой-Чкалова. Так, оказывается, я это всё в глубине души... не любила, что выдохнула с облегчением.
Лучшим Друг с молодым человеком теперь живёт... в одном доме с Филибером. Но в разных подъездах. Не сговариваясь! И я подхихикиваю, т.к. последние тридцать лет ребята всё говорили, что "у моей подруги такая же неудобная квартирка, как и твоя - тёмная, маленькая, тесная...", т.к. жили в своих деревянных домах, но... взрослая жизнь и любовь к центру города взяли верх - живут в одной хрущовке. И уже, как и я, ценят уют и шаговую доступность. Тем более, что хрущовка кирпичная и четырёхэтажная - всё не так страшно. Но понимают многие это только после тридцати, да.

Обкатывала вчера новый маршрут - запустили 63-ю маршрутку, которая, вроде охватывает и Эталон, и театр Кукол, и рынок, и Красноярскую, и 30-ой Дивизии, и Волжскую... всё, что хочешь, короче! Но... она так долго катается по всяким красным казармам, ИВАТУ и прочим злачным местам - почти до взлётно-посадочной полосы аэропорта, что... кажется, я повязана с 5к на всю жизнь - там три остановки от дома до работы. И трамваи. На трамваях закольцована моя жизнь - как и на этом районе, где осталось так мало деревянных домов и лиственниц - Иркутск исконный, исходный... потом идут редкие милые сталинки - лимонные, розовые, фисташковые... одна почему-то стоит пустая - без окон и без дверей, что странно, ибо в двухэтажных домиках жить приятнее, а уж особнячки вообще все оприходованы в этом районе. Школа теперь тоже располагается в сталинке 54-ого года и... мне это здание кажется огромным как театр.

Мне нравится идти по морозу по черноте и серости льда... нравятся глыбы сколотого льда (дворники долбят его на пластины), нравится февральское шуршание гирлянд над цветочным магазином - сосульки качаются от ветра, звёзды, месяцы, сапожки, сердца и яблоки. Нравятся кисло-сладкие запахи от ресторана "Пекинская утка", что на углу Лыткина, нравится ярко-жёлтая сталинка, где в подмороженное деревянное окно в белой раме, а внутри - тёплый бок тёмно-красного термоса из детства с нахлобученным серебристым стаканом сверху...
Дома я постоянно вытряхиваю из кошачьей поилки квадраты идеального льда с иглами мороза внутри. Наполняю заново и... потом забираю очередную глыбу льда. Коты успевают попить сразу, как я им выношу воду.

Другая коллега, подвозя меня к дому: - Когда у вас эти наледи собьют? Тяжело по этим волнам скользить!..
-Когда их собьют - будет хуже. Тяжело съезжать с краёв этих "льдин" на асфальт - и высоко.

Нравится, что иногда встречаются какие-то серые и унылые коробки не-пойми-каких домов, наверное, это что-то вроде "брежневок", коих фактически нет в Иркутске, очень нравятся дома конца восьмидесятых - из оранжевого кирпича, с не плоскими крышами и белыми бетонными лоджиями. Сама я родилась в таком доме. Ночью разбуди-спроси: Омулевского пять, квартира 14, - отвечу.
Родилась-то я, разумеется, на Волжской - почти в той больнице, где я этим летом лежала. Как и все дети конца восьмидесятых, кто не родились во 2-ом Иркутске... но имею в виду первый земной адрес, конечно же.

Весь этот район состоит из детства. От деревянных редких домиков до современных домов из начала нулевых - с металлоконструкциями на крышах и дурацкими ротондами. И современной коробочной застройки. Во дворах стоят тёмные живые ёлки, воткнутые в сугробы, мрачно шелестят дождиком и мишурой на ветру... потому что домоуправления в этом году все озаботились и... успокоились. Теперь, видимо, до марта эти ёлки будут шуршать. Но их интересно рассматривать, т.к. их наряжали всем двором - поэтому там либо советские игрушки, либо - китайские.

Пытаюсь понять состояние января. Видимо, в определённом возрасте уже радость, если ничего не болит. Серьёзно. А у меня почка, тьфу-тьфу, после санатория работает как часы - даже ночью работает. Это очень, очень много значит и... в общем, человеку ничего не надо - лишь бы денег хватало на поесть, на проезд и... на всяких врачей, которых я пока оттягиваю, но... уже записалась, а значит, что вроде и всё делаю, что положено.

Мне иногда кажется, что мне сейчас лет семьдесят, и у меня бодрый возраст, когда много вспоминаешь детство, но в принципе даже интересуешься настоящим - например жизнью своего района. А вылазки в свет и в центр - ну их совсем.
Радует, что выгляжу я не на семьдесят. Первый класс - сильное косметическое средство. Там в любом случае молодеешь лет на двадцать пять, а ещё много прыгаешь лягушечкой и зайчиком. Ах, да... уточка. Ещё уточка. И обезьянка. Кто там у них любимые?..