March 29th, 2020

say in jest

(no subject)

Разговаривала вчера с Кристой-Марией из Базеля. Та громко сетовала, что швейцарцы такие люди, которые думают только о себе, на Россию - вся надежда. А у нас люди расслабились, не умеют себя вести во время карантина!
Короче, я хохотала, т.к. сейчас все страны ведут себя примерно однаково.
В Швейцарии, впрочем, сработал штраф в 100 франков за несоблюдение дистанции один метр.
out of the sun

(no subject)

Много этой зимой читала о блокаде. И сегодня, проходя мимо афиш концертов, которые никогда не состоятся, поняла, что ситуация схожая...
«У нас, в Ленинграде, перед самой войной должна была пойти музыкальная кинокомедия под таким названием, и потому почти к каждому фонарному столбу прикреплена была довольно крупная фанерная доска, на которой большими цветастыми буквами было написано: „Антон Иванович сердится“. Больше ничего не было написано. Кинокомедию мы посмотреть не успели, не успели снять в первые дни войны и эти афиши. Так они и остались под потушенными фонарями до конца блокады.

И тот, кто шёл по Невскому, сколько бы раз ни поднимал глаза, всегда видел эти афиши, которые, по мере того как развертывалась война, штурм, блокада и бедствие города, превращались в некое предупреждение, напоминающее громкий упрёк: „А ведь Антон Иванович сердится!“ И в представлении нашем возник какой-то реальный, живой человек, очень добрый, не все понимающий, ужасно желающий людям счастья и по-доброму, с болью сердившийся на людей за все те ненужные, нелепые и страшные страдания, которым они себя зачем-то подвергли»

Ольга Берггольц