June 12th, 2020

say in jest

(no subject)

Мама в самоизоляции стала вовсю конкурировать с папой - печёт хлеб. Мне нравится римский хлеб, похожий на какие-то булки времён короля Артура и Мерлина, а ещё - московские калачи. Они - божественно вкусные, но... трудоёмкие. Там шесть часов надо их переворачивать, подтягивать, заворачивать...
Да-да, те самые, которые стрит-фуд того времени. "Ротик" у калача разрезали и клали начинку. Держали его за ручку, а потом выбрасывали - грязная. Подбирали и ели такое - нищие и собаки. Отсюда выражение - "дойти до ручки":

вiдпусти

(no subject)

"Большинство-то хоббитов по-прежнему не брало эти разговоры в голову, но отмахиваться от беспокойных вестей становилось все затруднительнее. Некоторые ведь бывали по делам в Приграничье и тоже рассказывали о всяких неприятных диковинках.
Как-то раз, по весне, аккурат в год пятидесятилетия Фродо, в «Зеленом Драконе» – трактире на дороге в Уводье – в самой, можно сказать, середине Шира, – состоялся примечательный разговор.
В углу, возле камина, сидел Сэм Гэмджи – сын Старичины Хэма, а против него нянчил кружку мельников Тэд Песошкинс. Вокруг собрался прочий деревенский люд, со вниманием прислушивавшийся к беседе.
– Много странного всякого слыхать у нас в последние дни, – говорил Сэм.
– А, брось! – отмахнулся Тэд. – Ты слушай больше, не такое услышишь. Всякой брехни мне и дома хватает.
– Может, у тебя дома брехни и хватает, про то тебе виднее, – не спустил мельнику Сэм, – а в том, что говорят, правды больше, чем ты думаешь. Ведь разговоры откуда-то берутся, верно? Вот хоть драконов возьми…
– Спасибо, обойдусь, – ответил Тэд. – Когда маленький был, на всю жизнь про них наслушался, а теперь они мне ни к чему. Есть один в Уводье – наш «Зеленый», и хватит. Верно, ребята? – спросил он под общий хохот собравшихся.
Сэм, посмеявшись вместе со всеми, гнул свое.
– Ладно, не хочешь драконов – не надо. А про ходячие деревья что скажешь? Говорят, видели одно за Вересковой Пустошью на днях…
– Да кто говорит-то?
– А братан мой, Хэл. Он тут работал в Перегорках у господина Умникса, а потом подался на охоту в Северную Четь и сам видел.
– Ага. Хэл твой вечно чего-то видит, особливо то, чего нету.
– Как это – нету? Высоченное, как вяз, а один шаг – семь ярдов!
– Ну, стоит себе вяз и стоит. Эка невидаль!
– Да говорю тебе – шло оно! А потом, всякий знает – нету в Северной Чети вязов!
– Ну, значит, твоему Хэлу и видеть нечего, – победно заявил Тэд.
Многие слушатели одобрительно засмеялись. По их мнению, Тэд заработал очко.

– Все равно, – не уступал Сэм. – Разве мало чудного народа сейчас проходит через Шир? Его что, только Хэл видит? А сколько их еще на границах сворачивает? Сам ведь знаешь, околотни отродясь так не суетились. Я вот слыхал, Эльфы на Запад уходят, к Морю идут, за Белые Башни. – Сэм неопределенно махнул рукой. Ни он сам, да и никто из собравшихся не знали толком, где это самое Море и сколько до него добираться. Но всем было известно древнее предание о Серебристых Гаванях, где время от времени поднимают паруса эльфийские корабли, чтобы уйти из Среднеземья и никогда не возвращаться.

– И вот плывут они, плывут за Море, идут на Заокраинный Запад, а нас здесь оставляют, – пригорюнившись, говорил нараспев Сэм, похоже, видя перед собой эти гордые и печальные эльфийские корабли, но тут Тэд захохотал во все горло.

– Старые сказки! – авторитетно заявил он. – Ну, плывут и пусть себе плывут. Тебе-то какое дело? Или мне, положим. А потом, видал, что ли, кто, как они плывут? Да ни одна живая душа в Шире!

– Ну, не знаю, – задумчиво произнес Сэм. Он никому не рассказывал, как однажды издали вроде бы видел эльфа на опушке леса и сильно надеялся еще увидеть. Никакие истории из слышанных в детстве не запали ему в сердце так глубоко, как путаные и отрывочные предания об эльфийском народе.

– Даже в наших краях, – обиженно проговорил Сэм, – есть такие, которые знались с Дивным Народом. Вот хоть господин Сумникс, хозяин мой. Он тоже говорит, что Эльфы уплывают, а уж он-то о них кое-что знает. А старый господин Бильбо куда больше знал и мне рассказывал, когда я еще мальчонкой был.

– А-а, оба сдвинутые! – пренебрежительно отмахнулся Тэд. – Старый-то Бильбо просто сумасшедший был, но и Фродо, похоже, по той же дорожке пошел. Вот, значит, откуда твои новости! Так бы и сказал сразу, нам бы голову не морочил. Ладно, я – до дому. Ваше здоровье! – Тэд опорожнил кружку, громко стукнул ею по столу и вышел за порог.

Сэм больше не пытался никого убеждать. Он сидел себе в уголке и думал. Думал о том, что работы в усадьбе непочатый край, трава вон растет не по дням, а по часам, полоть надо… нет, не только сад был у него на уме. Наконец он вздохнул, допил пиво и вышел потихоньку".

"Братство кольца", Дж.Р.Р. Толкин