June 22nd, 2020

вiдпусти

(no subject)

Каждое утро перед работой я с ужасом думаю о тех, у кого нет ни отца, ни матери, ни братьев, ни сестёр (у меня тоже нет, но это не критично), ни клана любящих родственников, ни коллег, а если есть друзья, то чем они могут помочь, кроме посиделок в кафе раз в полгода? Это в романах Ремарка и Хемингуэя они тебя на руках через линию фронта перенесут, а в реальной жизни у друзей учеба, работа, ипотека или что-то ещё...
И сейчас-то, пройдя через разные круги ада (ладно, меня ещё даже не интубировали не под наркозом ни разу, и я не похоронила парочку своих детей!), ловлю себя на том, что ума это мне ни на грамм не прибавило, но... всё ж... десять лет назад я была так наивна, что спросила знакомую:
-Александра, а почему у тебя никого нет?.. ты всегда одна, а могла бы завести молодого человека. Или девушку - кого хочешь... неважно!
(говорю - ещё тупее была, чем сейчас)
-Потому что... моё представление о любви не совпадает с представлением о любви всех, кого я в этой жизни знаю, - понятно объяснила Александра, а я почувствовала, что есть, мол, многое на свете, друг... Короче, теперь эти слова у меня огненными буквами перед глазами висят, с кем бы я не говорила.
Тем себя невесело утешаю. Когда с очередной раз думаю, что всех, кого я знаю, хранит или любовь, или дружба, или вера, а меня ничего в жизни не хранит и не поддерживает, кроме... веры в глупый случай. Так жизнь сведёт тебя с Сильвией Сандерс и Базаровым (не самые простые мои ученики). И в очередной раз убедишься, что целиком полагаешься на судьбу и любишь только тех, кто рядом, пока они рядом.

Не хочу на работу, да... Отсюда экзистенциальный ужас, да и 22-ое июня. Так-то я всегда бодра и почти спортивна (шучу!):