July 6th, 2020

вiдпусти

(no subject)

Собираем сегодня с мамой лесную клубнику возле кладбища, над озером. На другом берегу деревенские отдыхают, и мы прослушали Таню Буланову, Максим ("вдоль ночных дорог и пр.") по два-три раза. Ещё про бухгалтера - Алёны Апиной. Как на двадцать-тридцать лет назад перенеслись. А то я уж тут ходила по Модному кварталу, смотрела с ужасом на "людей-гриль" с их детьми, самокатами, собаками, машинами, кальянами и понимала, что у меня ничего общего с новым поколением. Вообще. Никого не знаю, всё это как-то мимо меня выросло, созрело, перезрело... а тут - прям портал в прошлое. Особенно утешает ещё и то, что шумная и нетрезвая компания через несколько десятков лет упокоится на этом же кладбище - на другом берегу. А их потомки будут плескаться в озере и шумно предаваться возлияниям напротив. Такой наглядный круговорот почему-то очень успокаивает. Под все эти песни пастух на коне очень бодро скакал по озеру, а коровки вскоре ушли на соседний луг, где поспокойнее.
Но всё равно благодать. И даже не очень жарко - ветерок. Вдруг я ка-а-ак засмеюсь...
-?
-Швейцарию вспомнила. Там тоже хорошо и ветерок, но... ни шума, ни пыли, ни грязи, ни людей на машинах с музыкой, ни ягод, ни грибов, ни змей, ни комаров. Как после смерти. Потом пройдёшь по лесу километров десять в гору по специальной тропинке, увидишь скамейку. Расправишь юбку, поправишь белую блузочку. Сядешь. И зависнешь на час, уставившись либо в одну точку, либо в плакат, который висит напротив: "птицы, обитающие в этом лесу". И сам не знаешь, что дальше делать, и как тебе вообще дальше жить..?


Collapse )
конфекты

"Я помню всё, я помню всё сначала"

Я помню всё, мой самолет был в восемь
Да, я из тех, кто ничего не просит
И голубой платочек стюардессы
Я весь полёт вас забывала честно
Но снилось мне под мирный гул турбины
Я полюбила вас...

Диана Арбенина, Бунин, альбом номер 4

Кати в Италии как-то сидела на развалинах форума и осознала, что её попутчики в путешествии важны тем, что они, мол, её современники.
-Ой, я тебя умоляю, - подняла я глаза от книги. - У меня нет ничего общего с большинством жителями города Иркутска. Клянусь. Вот с Иваном Алексеевичем - есть. Хоть я его и ненавижу. Или люблю (это где-то близко, и я не знаю, как это работает). Просто ненавижу его барскую манерочку, его отношение к женщине, его отношение к большевикам, его отношение к жизни. Как сказал мой любимый Набоков: - "Помнится, он пригласил меня в какой-то — вероятно дорогой и хороший — ресторан для задушевной беседы. К сожалению, я не терплю ресторанов, водочки, закусочек, музыки — и задушевных бесед".
Вот я тоже равнодушна ко всему этому. И каждый раз, когда читаю Бунина, то психую и отшвыриваю книгу. Спустя полчаса, правда, сижу, давлюсь слезами (ну, приукрасила, но не суть), читая "Тёмные аллеи", ибо это правда - лучшее, что есть в русской литературе за двадцатый век - квинтэссенция её. И больно, и грустно, и так я понимаю Вас, милый Иван Алексеич...
Через пять минут он как брякнет глупость, и я опять вспыхиваю и... пошло-поехало. Такая свистопляска с Буниным у меня началась этак классе в 9-ом. Он может соперничать только с любовью моей жизни номер 3. Там уже девятнадцать лет "люблю-не-могу-ненавижу-презираю-полное-равнодушие-а-хороший-человек-то".
Нет, я вообще нормальная. Остальные писатели у меня ровно идут. Только один бесит. Вроде и умный, и бесит, и говорить умеет...
Ещё двух таких мужчин знаю - слишком много говорят. Трудно выносить.

Коллега как-то прислала биографическое стихотворение и вопрос:
-Вы с ним где-то встречались, да? В прошлой жизни, что ли?
-Да как ты могла подумать! Да я бы на него ни разу не взглянула... мне вообще на Бунина плевать. Это все обычные девушки по нему с ума сходили... я бы держалась за километр от него.
-Понятно, значит, про тебя.

Иногда я думаю, что надо вовремя постирать всё, что я там писала когда-либо, тогда после моей смерти станет ясно, что я в этой жизни любила только Ивана Алексеевича Бунина. И ненавидела. И всё сразу.