July 27th, 2020

lily of the valley

(no subject)

Единственая глава для меня у Брэдбери, которая как-то... совсем не моя - это про миссис Бентли. К сожалению, я её вижу глазами учителя, а не человека. Там я вижу только социально бытовую запущенность детей, которые в десять лет спрашивают: - А что, у старух бывают нормальные имена? Вы же просто миссис Бентли.
Потом эти дети среди бела дня обокрали пожилую даму - унесли с собой несколько ей милых вещиц и фотокарточку.
Да-да, умом я понимаю, что глава про "расхламляемся, живём настоящим, не копим отрицательную энергию, будем собой" и т.д., но когда активисты начинают расхламлять тебя без спросу - это уже немножко напрягает.

Не одну меня шокирует эта глава, но все вспоминают, что, мол, Великая Депрессия - возможно, тогда многие дети были такими...
Тут я тоже вспоминаю, что в книгах 20-ых годов меня иногда тоже какие-то вещи шокируют. От Каверина - до Гайдара. И ты понимаешь, что... тогда детьми действительно особенно не занимались.

Зато Сильвией занимались. На мою голову.

-Ты как-нибудь ещё принесёшь свой чемоданчик. Розовый. Тот, который тебе в детстве купили... с зайчиками внутри, а?
(разумеется, у обычного человека в три-четыре года уже не возникает сомнений в том, что все были маленькими, а потом будут старенькими - это явно не открытие Америки).

Зато у Сильвии новая тема: - А у Синдереллы мама умерла, да? - полувопросительно говорит она. - А... она осталась с мачехой. И сёстрами. Тогда... где теперь её мама, если она умерла?

Поскольку с Сильвией Сандерс нас разделяет... я не уверена, что прям уж религия, но совершенно точно - национальность, я благоразумно помалкиваю, а начинаю нравоучительно напоминать о том, что не всем ребятам так повезло - иметь живую маму. У кого-то мамы нету.
-Так где же она тогда, - опять периодически вспоминает она, хмуря брови, но вопросительной интонации я там почти не слышу и опять молчу, потому что... что я могу сказать?

Collapse )