November 9th, 2020

calm

(no subject)

Как я уже писала по тэгу "авиазавод": в России масса подобных городков, но у нас, чтобы попасть в детство или в собственные сны, то надо всё-таки отъехать на небольшое расстояние. Очень люблю ездить в Ангарск, но можно на час ближе - в Иркутск-2: на излёте советской эпохи мы туда ездили в магазины, и раз даже купили мне набор деревянных кубиков, некрашенных, оживлённых обжигом... из них можно было строить средневековую крепость. А сейчас все промышленные места как раз выглядят немного спящими, но опять же... собаки и дети бегают, самолёты летают (звук совсем чужой, т.к. это военная авиация, а не самолёты, которые взлетают и садятся над нашим домом - у нас нарастающе-затихающий гул, а тут какой-то... короче, туда-сюда), моя любимая улица авиастроителей, но ещё я люблю - Сибирских партизан. Она такая стройная, высокая, возвышенная. А если повернуть голову, то увидишь и отблеск, и взблеск, и тень креста на церкви. Часовня стоит на месте падения самолёта Руслан. И тот же "дорогораздел", что и в Ангарске - новые дома и новый квартал. К нему тоже можно привыкнуть, тоже можно полюбить. Тем более, что сегодня вдруг увидела больше остатков дореволюционных домиков, и отличный крепкий дом с каменным подклетом. Дом уютный, "вкусный": красный! весь покрыт деревянной резьбой, подклет побелен, а вниз ведут ступени - там кафе-позная. И это хорошо.

Погулять немножко:


Collapse )
catch the sun

ул. Просвещения, д.14

Прочитала про это здание здесь, на фейсбуке, узнала адрес и... наконец специально туда приехала.
Обалдеть, да? Мои фавориты: жираф, кот, лягушки и бабочки. Жаль, что здание скоро снесут. Не спрашивайте... ничего не спрашивайте - у нас в Иркутске принято сносить прекрасное, т.к. русские люди - страшные люди, любящие сайдинг и декоративный камень. Вот и всё.


Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

В посёлке авиастроителей живёт около пятидесяти тысяч человек, и мне кажется, что это крошечный, но город. Впрочем, поэтому он и не Иркутск, а Второй Иркутск. Меня иностранные туристы раз спросили:
-Это градообразующее предприятие?
-Нет, что вы, - говорю.
Для русских туристов, если спрашивают: - "это вообще то немногое, что есть у нас промышленного, ибо у нас культурный и образовательный центр мы же торговый город, где больше ничё не умеют".

Грустно, что дореволюционное здание - дворец дет.творчества с панно собираются сносить: там раньше вокруг была система водоотводных каналов, но при строительстве многоэтажек вокруг - всё засыпали... и дом стал ветшать. Не спрашивайте - почему нельзя отреставривароть такую красоту с удивительными мозаиками...
Прочитала, что два монументальных декоративных панно, каждое площадью более 35 кв. м. Сказочные сюжеты глазированной керамической мозаики выполнили выпускники Иркутского художественного училища художники Вячеслав и Наталья Шичковы. Мозаичные фрагменты изготавливались на Хайтинском фарфоровом заводе в 70-ых годах.

Ну, а ещё у Второго Иркутска есть свой сайт, где... своя атмосфера и куча фоток. Жаль, что не всё оттуда сохраняется, но здорово смотреть чьи-нибудь чёрно-белые фотографии, где во дворах ещё фонтаны, например...



А суп поёт – ему не верь:
супы не знают жалости...
Он звонит, он стучится в дверь.
Ты говоришь: – Пожалуйста! –
Он прямиком к плите идёт,
и на твои вопросы
он говорит: – Наоборот,
я сборщик разных взносов. –
Он голосом играл и плыл,
не сборщик – балалайка:
– Ведь вы культурная, ведь вы
домашняя хозяйка. –
Сорвал на миг и, дребезжа:
– Гоните рубль на дирижабль!

И от плиты – зелёный пар,
рычит на гостя самовар...

Но гость не смущается.
Длинно-длинно
он с ней говорит. Он ей много сказал.
От синего жара, от резкого дыма
хозяйка чуть-чуть прикрывает глаза.
Тогда над плитою, над чайников писком,
над жиром, который «опять вздорожал»,
вырос сверкающий, словно миска,
круто заваренный дирижабль.
Он наливается кровью, он пухнет,
свежий, как солнце, большой, как весна.
И вот уже кубатура кухни
для тела такого смешна и тесна.
Он подымается постепенно,
и высоту забирает руль.
Он прёт в потолок, он ломает стены
и – в небо.
Вдогонку цилиндры кастрюль.
За ними чайник, потом пелёнки,
потом керосинка, стара и крива.
Да что керосинка. За ним вдогонку
плита летит и роняет дрова.
Блестит дирижабль. Белобрысый. Новый.

Ярослав Смеляков

Collapse )
april

Майя Хромых. Короткая программа. Кубок России 2020/21. Четвертый этап

Эта фигуристка меня бесконечно бодрит. И даёт надежду, что с обыкновенным ростом в районе 170 ты не совсем потерян для общества - в смысле, что необязательно быть хорошенькой куколкой (как вы понимаете - сама я отнюдь не куколка в плане роста), чтобы летать: