December 3rd, 2020

angel

Немного слов

Ходили в первой половине дня гулять. Не стала брать фотоаппарат, понадеявшись на эту старую уловку: тогда будет такая красота, что все просто закачаются! - так и вышло.
Может, потому ещё, что с Вэндиварей. Лет десять (нет, больше...), ходим на остров Юности среди недели днём, а там - ни души. Нет, одна женщина была, а потом растворилась среди ветвей... и утки. У селезней головы отливают праздничным изумрудом, у самих уточек перья отливают чернёным золотом. Иначе и не скажешь.
Ветки маньчжурского ореха, что на Художественном и возле драмтеатра - нестройный хор олених рогов. Все, наверное, представляют себе именно эту замшевость с белым пухом? - вот такие сегодня ветки... тоненькие веточки - это просто сахарные рожки. Маленькие.
К обеду тополя первые начали отряхиватся и просыпаться - и на нас летели огромные куски снега. Заметила, что у Вари обмёрзли ресницы, а про свои не подумала. Простодушно накрасилась сегодня впервые зимой и... не сообразила, что из-за маски это всё быстренько потечёт и размажется под и над веками... а ещё шапка сверху покрывается изморозью, и у меня всегда мокрые брови. С мокрыми бровями я свыклась, а южанку Сильвию Сандерс они всякий раз занимают.

Добросердечные соседи иногда льют в чашки для котов борщ. Через полчаса я со вздохом забираю этот брусок борща и несу в квартиру, чтобы он оттаял, а я его утилизовала. Впрочем, даже сухой корм смерзается в какой-то ком, и я рада, если удаётся ребят из подвала покормить прямо на месте, не дожидаясь заморозки еды до состояния "камень".
Их плюсов зимы: на почту стали сразу запускать внутрь. Почти не стоим на улице перед дверью, как весной, летом и осенью. Внутри так тепло и сонно, что даже можно и постоять (на табуреточки, которые переживают любой ремонт, покушаются многие, но в целом все просто счастливы, что стоят внутри!).

Река по-прежнему катит свои прозрачные воды, наполненные птицами и рыбой, а сверху всё это парит и выглядит торжественно. Выше - берега, осыпанные куржаком, а над - колесо обозрения. За памятником Александру III ходят огромные облака, похожи на снежные горы, а потом опять выныриваешь на берег, где морозный воздух летит над водой быстро-быстро... В заводях, впрочем, появилась сетка гигантских классиков - словно золотую сеть кто-то бросил на чуть застывшую воду...
И лучше меня об этом давным-давно уже написали другие:

-"Кое-где видна живая вода, почему-то совсем золотая под серебром льда, так что похоже на оклад с огромного образа. И вот эти кусочки фольги - воды - дымятся, от них идёт пар, сливаясь с туманом. Вообще - красиво, только трудно терпеть такой холод."

Ариадна Эфрон