December 6th, 2020

drink-drank-drank

(no subject)

Всегда чувствую не постепенно, а резко, когда сближаюсь душевно с каким-то классом. Редко ведь так бывает, что "зашла и полюбила". И в обратную сторону всё отнюдь не просто... все живые люди, и как бы мы не изображали взаимную любовь с первого взгляда - не всегда она есть. А сейчас как-то полюбила очередной сложный класс, несмотря на то, что внешне не всё гладко. Именно с ними полюбила (да, перебор этого глагола здесь!) падать на пол, когда строю воображаемого снеговика из стихотворения. У меня есть большой икеевский мяч, а есть мяч поменьше. Ставлю один на другой, но у меня иногда не получается, тогда кто-то из сердобольных детей нагибается и у моих ног ставит так, как надо. Лепим сноуболзы, ставим, а потом, когда якобы выглянуло солнце, начинаем таять, таять, таять и... падать. Потом я где-то несколько секунд лежу на твёрдом и неудобном полу с видом "умерла, растаяла", глядя либо в потолок, либо поворачиваю голову и с любопытством изучаю соседский глаз. Иногда глаз бывает голубой или серый. И круглый. Равнодушный и дружелюбный одновременно. Так умеют смотреть только дети и звери. Вспоминаю, как подолгу смотрела на Тонин голубой и холодный глаз вот так - сбоку. Она лежала в кроватке за решёткой, а я тщетно иногда пыталась её днём усыпить и лежала сбоку на кровати. И часто видела этот круглый внимательный "глаз антрацитово круглый". Как в песне. Во взгляде лежащего рядом нет ни добра, ни зла, одно морское и бескрайнее равнодушие, смешанное с дружелюбием, которое может обернуться и коварством. Сама я тоже смотрю и не улыбаюсь. Потом вздыхаю и восклицаю по-английски, что утро пришло, мол, подъём. И слышу шорох и шуршанье почти трёх десятков детей, которые тоже так тихо лежали, изображая растаявшую лужу, а потом нехотя встают.


Перлы второго класса:
-У вас вот какой гусь - настоящий джентльмен!
-А у меня не джентльмен... а какой-то знойный попугайчик!
-А у меня вообще немного цапля. Идиотская.
-Пять баксов ставлю, что у меня птица более идиотская.
-А я... а я - десять! Только я не знаю, что такое баксы.

Так и живём.

Collapse )
catch the sun

"А я живу от зимы до зимы..."

А сама я зимой живу от заправки до заправки. Сплошная дозаправка на лету! Поработаю, у меня всё ужасно болит (сразу всё!), думаю, что вот, это оно... а потом быстренько заливаюсь кофе, апельсиновым соком и ем что-то мясное, горячее и... могу ещё несколько часов работать. Потом сплю. Сплю даже между уроками, днём, под пледом. Потом надо поесть и... опять фигачить. Засоряю планету пластиком и поддерживаю иркутский завод, где выпускают лимонад. У них сейчас есть напиток (в названии что-то, связанное с иммунитетом), который у всех идёт на ура - бузина и витамин цэ. Как сидр без газа или грейпфрутовый сок без горечи. У них есть ещё всяческий имбирь-лимон (ждём берёзового гриба, да?), но они менее вкусные... а вкусный именно этот - часто вижу его у людей в магазинах - тоже заправляются на ходу. И можно потом опять работать, работать, работать... мне тут один коллега напомнил, что мои уроки невозможны и довольно тяжелы для детей, т.к. они только на вдохе, а покоя и расслабленности там нет. Впервые задумалась о том, что это никак не искоренить, боюсь, потому что в душе не учитель, а только играю роль учителя. Когда выхожу из школы, то меняю выражения лица, осанку, походку и делаюсь вполне обычным человеком, а не изображаю разных персонажей. В шестом классе сейчас гирлянда мигающая вокруг доски - я вообще себя Элвисом ощущаю. Они ещё и зеркало притащили. В нём я сияю сбоку, а с другого боку я сияю от зимнего солнца, которое светит в окно так, что горят тетради, ручки, часы, ободки, заколки и лица у всех. Более того - не думаю, каким голосом я сейчас ту или иную фразу произнесу. Кого сейчас сыграю, громко, тихо, уверенно, пошутить? покричать? проигнорировать? - там всегда играешь роль, но никогда не расслабляешься и не бываешь собой. Поэтому к концу дня болят руки, ноги, спина, мышцы лица и те болят... Зато какое счастье всегда идти на работу и с работы - т.к. будет полная перезагрузка всех программ, и это густое и торжественное молчание, которое заполняет тебя до краёв, как снег... Моя первая учительница когда-то махнула рукой:
- Работай, как можешь.Ты вообще всегда играешь. Не только на работе...
Разумеется, на частных уроках я вполне себе я, а ещё хихикаю больше, чем когда-либо, ибо сейчас каждый ребёнок мне сообщает, каких именно подарков он ждёт от Деда Мороза. Другие темы, обычно, забыты до Нового года. Все мои дети в том возрасте (кроме Сильвии Сандерс), когда примерно прикидывают материальные возможности "Деда Мороза".
-Скажите, что вы мне посоветуете?
-Снегокат? - фыркаю.
-Нет, это дорого. Надо поскромнее, но я не знаю, насколько.
-Оля, кто-то любит арбуз, а кто-то - свиной хрящик, - как сказал Гоголь. Не могу я тебе посоветовать. Пиши, не отвлекайся.
-Почему?
-Год назад ты хотела портативную колонку, чтобы кататься на самокате, а колонка бы играла у тебя в блестящем рюкзаке, и тебе во дворе все завидовали.
-Чем плохо-то? - Оля хмурится и чувствует скрытый сарказм.
-Это не плохо, а просто я не удивлюсь даже, если ты попросишь ватные штаны и пистолет. Я просто вообще ко всему с тобой готова, - устало сообщаю, т.к. я такого наслушиваюсь в декабре, что меня уже ничем не удивить. Бориса - тем более: