January 24th, 2021

lily of the valley

(no subject)

Днём просходит бурная жизнь, а ночи теперь стали немного... потусторонними. Часа в четыре 22 июня я теперь просыпаюсь от того, что кровать слабо ездит туда-сюда. И сердце стучит. Встаю, иду попить водички, посмотреть в окно, потом ложусь, лежу и жду "вторую волну". Да, я понимаю, что мне кажется, но... я-то полагала, что нервы у меня просто стальные.
Айрис: - У меня мама так землетрясений испугалась...
-Ой, а моя-то как! Нельзя её теперь одну дома на ночь оставлять.
Айрис внимательно посмотрела на меня и кашлянула: - Нет. Вы не понимаете. Мы переезжаем в деревню всей семьей. Говорю: - Куда я там буду ходить? Мама отвечает, что нашла мне там школу раз, там есть "хлеб-соль" и даже "Слата", поэтому мне будет, куда ходить.
я: - О... ну... тогда мы даже не очень сильно испугались.

Вспомнила, что Сильвия Сандерс теперь всю мебель рисует и наклеивает в книжки наклеек с небольшим наклоном, сообщая: - У меня каждый день землетрясения просто.
Если вдуматься, то половине моих знакомых вполне можно обращаться к психотерапевту, но мы живём в Сибири, поэтому каждый сходит с ума по-своему: у моей подруги есть соседи, которые после каждого сильного толчка заворачивают кота в одеяло и гуляют кругами по двору с ним. А у маминой подруги знакомая просто собрала тревожный чемоданчик, где есть документы, фонарик и тёплые вещи.