February 17th, 2021

catch the sun

(no subject)

Борис не ночевал дома, ибо он теперь "с ребятами" - его приняли в подвальную компанию: Гусар, Рыжий и Черныш. Три мужика орут в подвале... короче, посиделки с песнями, все дела... Бориса приняли на четыре левела ниже, и тот горд. Сегодня, например, объявился в половине восьмого утра, и я сообразила в 7:25, что сейчас соседка гремит ключами - уходит на работу, а это значит, что она впустит этого тусовщика, надо встать и открыть ему дверь... проведёшь по Борису руками - они просто чОрные. Протёрла его влажной тряпкой и посчитала, что дальше он как-нибудь сам... Блогера Бориса нет, а значит, что опять "с ребятами" - весна!.. несмотря на мороз.


Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

Подруга недавно спросила: как я успеваю столько читать?
-Ну, - я затупила и замялась. - Потому что я одинокий человек. И грустный.
Потом я подумала, что это прозвучало как что-то вроде - я круглая сирота у меня ни мужа, ни детей, ни внуков, ни даже собаки... но на самом деле, это же просто о том, что я одинокий вообще - даже, если бы при детях и внуках. Но в двух словах не объяснишь.
-А почему тебе грустно? - заинтересовалась подруга.
-Да чё-то... как-то так всегда грустно и... всё, - хохочу.
-По тебе не скажешь! - она качает головой.
А я думаю, что я ловко прикидываюсь, хотя... какой-то противный заграничный дядька Йоханссон сказал, что у меня такое лицо, по которому видно, что я свою работу не люблю.
-Ну, милый, - мысленно фыркнула я, - дети-то в курсе, что я просто внутри улыбаюсь, а не снаружи.

...И жизнь эта будет напрасна, со всякой другой наравне.
И хватит о ней, и прекрасно. Теперь обо мне, обо мне.

Я мог бы, допустим, майором всемирных спасательных сил,
зевая, лететь гастролером куда Красный Крест попросил.
Ни ямба не чтить, ни бемоля. А выйдя в отставку, осесть.
у самого синего моря, у самого что ни на есть.

Но вместо того, от обиды кривясь, поведу под уздцы
бемоля и ямба гибриды, добро хоть не льва и овцы.
Моей погибать без браслета руке, голове - без царя.
И самого черного цвета мне будут встречаться моря.

И все это выйдет досадно, смешно, и т.д. и т.п.
И хватит об этом, и ладно. Теперь о тебе, о тебе.

Но только зачем эти взмахи, зачем этот плеск через борт?
Ты явно напуган, ты в страхе таком, что сбежал бы, да горд.
Едва приступил я к рассказу, а ты уже белый совсем.
И сразу закуривать, сразу закуривать, сразу. Зачем?

Уймись, не греми кандалами, тебе повезет, повезет.
В твоей поднебесной программе никто ничего не поймет.
В тебе согласятся как раз фарватера: твой и ничей.
Ты, светлая точка пространства, тандем, совпаденье лучей.

Дерзай, мизерабль грандиозный. Быть может за твой-то визит,
смягчившись, каратель межзвездный и нас, остальных, извинит.

Михаил Щербаков
American dream

(no subject)

Занесло меня сегодня в ТЦ за пару часов езды по пробкам от моего дома... Давно я никуда не ездила и с ужасом вспомнила, каково это... Хотя можно даже было порой представлять, что автобусы и маршрутки стоят не в пробках, а в лесу, и ледяные ветки ёлок отпечатались на стёклах... Чем дальше от центра - тем больше, милая сердцу и Тэффи, - "мерзость запустения". Только огорчила старушка-нищенка на входе - она совсем плоха, тк уже с трясущейся головой и плохо одета (привет себе через сорок лет!)... И я даже порадовалась за нашу старушку (к каждому ТЦ прилагается старушка), тк она плотненькая ещё, прилично одета, стоит с полудня до половины пятого с перерывами, а потом едет идёт на остановку. Едет домой на трамвае. Нет, я не расспрашивала, где она живёт, но меня веселит, что работаем мы с ней иногда даже синхронно... И она ещё в той здоровой степени маразма, как бабушка моя была в последние годы. Приношу я этой плотненькой чай в стаканчике, и она деловито спрашивает: - С молочком?
Я расхохоталась и порадовалась, что она ещё молодец и держится. Теперь всегда ей приношу ещё стаканчик с молоком отдельно, тк не знаю, где там у нас купить "два в одном".
Ну, а мне сегодня пришлось играть в аэропорт
... с тех пор как аэропорты мира стали неотличимы от торговых центров - это легко:
Collapse )
last spring

(no subject)

"И снова Оливия" - очень нравится конец книги, где Оливии уже восемьдесят три года, она похоронила второго мужа и... ищет, чем себя занять. Ибо жизнь такая огромная... и такая одинокая... и надо себе придумать какие-то посильные занятия на бесконечный долгий день: съездить куда-то, чтобы посмотреть на океан, на краснеющие клёны...
От первого мужа она выбросила всё - всё причиняло боль: даже те последние ботинки, которые они вдвоём купили, а он не успел надеть ни разу... от всего болело сердце. А от второго мужа она оставила всё, как есть и даже иногда открывала шкаф и зарывалась в одежду лицом... но иногда смущённо признавала себе, что второй муж какой-то... ненастоящий. Первый был всерьёз, а потом уже... то ли сон, то ли призрак, то ли дружба.
Господи, как я люблю эту Оливию!.. Ей даже не нравятся современные стихи, и она ворчит: - О чём-то можно было бы и промолчать...
Так вот. О стихах - если повезёт - за соседним столиком увидишь ту девочку... ну, хорошо. Женщину средних лет - Андреа. Окликнешь её и... вы разговоритесь. Оливия смотрит на прежнюю ученицу и думает: хоть и лауреат поэтической премии, а вся в обносках каких-то... и зубы плохие. Та, в свою очередь, смотрит на Оливию и думает:
-Ну что за старая ведьма... никому не интересная.
-Детей у тебя нет?
-Да вот.. не обзавелась, - говорит "девочка".
-Да и ладно... это просто заноза в сердце. Можешь взять эту строчку себе - всё бери.

А спустя год Оливии добросердечные соседи подкинули под дверь журнал, где девочка-поэтесса написала стихотворение, что встретила старуху, у которой сын - заноза в сердце.

И Оливия сперва расстроилась, а потом написала той комментарий на фейсбуке, поблагодарила, а потом лежит в темноте, сжавшись в комочек и говорит вслух, в темноту: - Эй, Андреа! Ты молодец.
И кажется мне, что она лежит не просто в пустом и одиноком доме, а в самом одиноком городе, в самом одиноком штате, в пустой Америке, и пусто на планете Земля.