July 8th, 2021

εὐρυθμία

(no subject)

На Красных Мадьяр новые дома. Уже второй год. Всё изменилось до неузнаваемости, и я чувствую себя то ли призраком, то ли археологом. Вот обнаружишь между МТЦ Новым и новостройками (богато живём: всё новое!) свою старенькую школу и не поверишь глазам своим. Ее великолепные четыре этажа стушевались и обнулились. Когда-то школа парила на городом как розовая недосягаемая мечта. Иерусалимская гора была облеплена деревянными домиками из 19-ого века, а теперь домики смолоты в горький кофе настоящего времени и... ничего не узнать. И это правильно, и хорошо, развитие ради развития, и никто не знает, зачем это и для чего, но для чего-то, вероятно, нужно...

Но идёшь и думаешь, что так люди и живут на сломе любых эпох: чётко осознают, что им в этих домах уже не жить, не дружить, не любить, не работать и не страдать. Ибо их жизнь уже перевалила за половину, и это - для новых поколений. У них уже началась другая история.
Бродский когда-то хорошо сказал - почему он не хочет вернуться в Питер: - там уже выросло целое поколение новых молодых людей, живущих чем-то другим, мне не очень интересным.

Можно поспорить, что поэты и писатели вообще не самые добрые и приветливые люди, но я и спорить не буду - и так знаю об этом.
-Вы завидует белой или чёрной завистью? - спросили поэта Воденникова.
-А бывает белая? - иронично ответил он.

Вот и мне кажется, что не бывает ни белой, ни чёрной, а бывает одна жгучая горечь, что мне плевать на других - что там у них, и я просто хочу, чтобы всё самое лучшее, яростное и прекрасное было у меня, а не у них. Они - пускай делают все, что хотят... Мне они не очень интересны. Просто я всего хочу больше - особенно возможности снова побывать на Иерусалимской горе, облепленный деревянными домами, на Партизанской из моих детских воспоминаний, хочу вдохнуть сухую горечь деревянных ее кружев и осознать, что всё ещё возможно, что не обязательно строить на старых костях, что русский человек когда-нибудь научится не только ломать и возводить, а ещё и хранить, и беречь, и заботиться. Не только о вещах духовных, но и материальных: