September 3rd, 2021

drink-drank-drank

(no subject)

Рабочие будни пришли, и я слегка подзабыла, что я в них не одна (нет, я не о том, что в классе по тридцать человек сидит, совсем не о том). Вчера я только бровь подняла, как классная руководительница с последней парты орлиным взором увидела испорченную тетрадь Жана.
-Жан! Что ты делаешь? - спросила она таким голосом, словно семилетний Жан достал пачку сигарет и закурил прямо на уроке, а он просто по-русски начал тетрадь подписывать.
-Да! - поддакнула я.
-Пусть перевернёт тетрадь и подпишет правильно.
-Нет, я заберу себе (на черновики), а тебе, писатель, дам новую, - говорю печально.

Сегодня Котенька постоянно кричал, что он потерял альбом, а под конец урока сообразил, что это не очень хорошо звучит, подошёл, встал на цыпочки и сообщил, потеревшись о моё плечо:
-Знаете, мисс Энни... на самом деле он просто закончился.
-Котенька, конечно, я принесу новый, - покорно сказала я и погладила его по голове.
У этого класса английский поставили последним уроком, поэтому они в основном орали. Я говорила: - Ч-ч-ч! - как будто укачиваю орущего младенца. Дети стихали, но потом они опять начинали хныкать и... набирали обороты. Так половина урока на "укачивание" великовозрастных младенцев и ушла.

К старшим пришла одна мама - посидеть. Благоразумно включила поворотник и поехала в сторону той песни, которая не требует от меня вокальных данных каких-то. Не "имаджин дрэгонс" точно. И робко пропела голосом Гребенщикова в смысле лёгкого блеянья (зачёркнуто) тремоло, что, мол, autumn leaves are brown and the sky is grey. Вообще сложную песню я тоже заготовила, чтобы держать в тонусе себя саму, но перед незнакомыми людьми я не люблю разбирать сложные тексты о жизни и всяческих разочарованиях, невзгодах, метаниях и т.д.

Зато тот учитель, от которого я ожидала, что он будет сидеть, а потом устроит мне традиционный разбор полётов, внезапно даровал мне интимное уединение, и я перевела дух. Правда в середине урока дети сказали:
- Какой-то звук в коридоре - может, это Виссарион Григорьевич шумит? Надо посмотреть.
Выглянула, но увидела там лишь катающийся мячик и простывший след какого-то ребёнка.

Хорошо, что неделя такая короткая вышла!

fall

(no subject)

В самолёте, который обратный и ночной, читала Томаса Харди (Гарди). Поняла, что нужно купить какую-нибудь книжку, чтобы не сойти с ума от скуки и желания спать - я совсем не умею спать в самолётах, автобусах, машинах, и т.д.
Примерн знала, что это за книга, но... конечно, вызвала она бурю чувств, обид, застарелого горя и наивного клокотания юности и желания справедливости. Поняла, что похоже на "Догвилль" - история о том, как долго и мучить хорошего человека, а он потом вдруг сорвётся в конце. Интересно, что главная героиня действительно добрый человек с каким-то хорошим началом, стержнем, способностью любить и прощать. У меня самой нет такого стержня внутри (там явно гуляющая ось), поэтому мне было очень больно читать, как все её осуждали за "роман" с мужчиной намного старше и опытнее её, за рождение внебрачного ребёнка, которого нужно было скрывать. У героини бестолковая и безалаберная семья, но один раз я была согласна с её матерью, которая воспротивилась, чтобы Тесс рассказывала новому жениху о своём - о ужас! - порочном прошлом.
Но Тесс очень честный и хороший человек, поэтому... всё сама испортила, ибо её возлюбленный тоже идеалист. И, разумеется, он сразу её демонстративно разлюбил и далее мучил остаток книги.
Это мне напомнило Сельму Лагерлёф, где Анна Сверд тоже остаётся этакой соломенной вдовой с кучей приёмных ребятишек на руках. И надо как-то жить и работать (всех кормить), когда тонко чувствующий муж странствует годами по свету. Тут у девочки (возраст там, понятно, как у моих учеников) на руках осталась мать, куча братьев и сестёр, нужно было похоронить пьяницу-отца... и всё, как встарь, мост Ватерлоо и страдания героини Вивьен Ли в культовом фильме. И не в одном, кстати... Потому что заработать честным трудом на содержание такой огромной семьи нереально, если ты молодая одинокая девушка. Но конец был какой-то соврешенно безумный, кровавый и жуткий. Но зато я держалась в вертикальном положении и с открытыми, ладно... полуоткрытыми глазами. И снимала шляпу перед талантом автора, который так разберидил душу, вызвал столько гнева и горечи в сердце. Ибо там основной мотив, который Лолита у Набокова, печально подвела в итогах: - Ты? Ты просто разрушил мою жизнь, а он... он разбил мне сердце.
И тут совсем не замечаешь злодея этого романа, ибо он просто по краешку сознания герони прошёл, а надломил и разрушил всё именно тот, кого она полюбила. И... чего уж там - заставил потерять себя: ждать, любить и преданно следовать, если позволят. Опять же я пересказываю современные тренды - заботиться о себе, найти счастье в себе, любить только себя, бла-бла-бла... а в литературе считается, что это и есть та самая любовь, которая одна на всю жизнь:

go

(no subject)

Чем старше становлюсь - тем меньше во всём на свете разбираюсь. Только не перестаю поражаться собственной жестокости, собственному равнодушию к тем, что влюблён в меня безответно. Это пост не о том, какая роковая красотка, разумеется. А о том, что у всех нас такие персонажи есть, но мы намеренно выносим неподходящих людей за скобки.
Потому что там всегда невероятное чувство раздражения и жалости - о этот неповторимый коктейль... Умом я прекрасно понимаю, что ровно такой же коктейль в крови у тех, кто не любит меня, но за кем я упорно в этой жизни бегаю, но... это не стыкуется в голове, видимо. Сознание не может принять спокойно, что кто-то не в курсе, что я Злобина. Да, уверена, что большинство тех, кого я любила в этой жизни, вряд ли вообще помнят, как меня зовут.
Это я к тому, что вдруг поняла, что сама искренне не помню фамилий тех, кто... у всех у нас есть эти люди - те, кто постоянно пишут (и это не родственники!), проявляют назойливое внимание, поздравляют со всеми праздниками, скидывают несмешные мемы, иногда звонят, а ты раздражённо добавляешь их в чёрный список и т.д. И не такие уж мы все великие сволочи и злодеи... просто мы искренне и честно не думаем о тех, кого не любим. Чистосердечно их не помним и не замечаем. Зато замечаем тех, кто за всю жизнь не удосужился узнать мою фамилию, например.

P.S. За окном у нас происходит то, что в средней полосе называлось бы словом "октябрь", но... приходится искать что-то посвежее: