Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

«Спи, моя неверная религия, спи!»

У Марии Гриппе прекрасно описаны все треволнения, связанные с конфирмацией, и вспомнила, как конфирмировалась Ясмин.

"Моя немецкая семья" очень хотела прояснить насчет моего вероисповедания, а я всегда так легкомысленно относилась ко всем конфессиям, что не озаботилась выяснить, как называется моя религия по-немецки. В Швейцарии я уже послушно воспроизводила строчку «их глаубе», а дальше перечисление «готтазонундготесгайст», но там я ходила в антропософскую, а не в католическую церковь, и все как-то было предопределено.
Помню, что я особо не волновалась по-поводу предстоящего праздника, но потом поинтересовалась: а почему надо ехать в соседнюю деревню? Почему нельзя конфирмироваться поближе - в Тингене?
Но мне объяснили, что поминать ту церковь – табу, ибо «евангелише», а мы, мол, «католише». Я кивнула и тут же забыла, т.к. задумала пойти в тот день, после работы, купить мечту - чемодан_на_колесиках (на распродаже). Домой я пришла с чемоданом, который весело подпрыгивал по брусчатке, а внутри у него лежал мой недоеденный «брэцель», завернутый в бумагу и соленые палочки, которые мы покупали с Надей, чтобы устраивать пикники на автостоянке, недалеко от моей автобусной остановки (в пригород было сложно и далеко добираться), по нам ползали муравьи, солнце пекло нещадно, там было только три дерева и один супермаркет. Потом Надя сажала меня в автобус, а я (с несчастным лицом) махала ей рукой и ехала прямиком в объятья семьи.
Когда я прогромыхала чемоданом по садовой дорожке, то увидела у бассейна нашу «ому мутти» (ей было восемьдесят восемь лет, и мы чествовали ее на днях) в белой шляпе и еще десяток других родственников.
В своей спальне я обнаружила даже нелюбимых французских родственников, которых, впрочем, тут же прогнали (они смотрели по телевизору велогонку «тур де франс», возлежа на моей постели, заваленной медведями и прочими девичьими финтифлюшками).
Все были ужасно нервные, т.к. ждали, когда я вернусь, чтобы напичкать меня тортами (их было сортов пять). Загадочная русская девушка_с_чемоданом (хотя его я оставила в спальне) невозмутимо орудовала двузубой вилкой под холодными взглядами дедушек-бабушек.
Когда я смотрела на них (я старалась не смотреть), то думала только о том, что они делали во время Zwei Welt Krig, а они не могли не думать об этом, когда им меня представляли.
Потом спустилась Ясмин, и мне слегка поплохело… на ней было облегающее сверкающее платье (рыбья чешуя): на белом фоне были разбросаны чудовищные красные розы, на плечи была наброшена кофточка-болеро (интересно, какую семантику вкладывают в это слово?!), а туфли и серьги были вызывающе золотыми. Ее подружки тоже принарядились вопреки благородной немецкой традиции. Я с недоумением оправила на себе белое длинное платье со скромной вышивкой, но Регина (мама) заметила это и успокоительно потрепала меня за юбку: «Шён кляйд!»
Потом мы погрузились в машины и поехали в церковь, и я уже была готова ко всему (после капеллы, где мы молились за победу Германии в футбольном матче). Сборище перед воротами сильно напоминало «выпускные» в России: все снимали «любительское видео», а девочки прогуливались так, чтобы соседки видели их во всей красе.
В церкви были гроздья шариков, а по стенам постеры. Особенно порадовал постер с «Титаником»:). Орган играл что-то современное, а температура в помещении поднялась до сорока градусов. Мы сидели с «омой мутти», и я старалась сидеть прямо и спокойно, хотя звуки органа сильно резали уши, а за окном громыхал гром и сверкали молнии (но без дождя)… жара была настолько страшная, что бабушка все время обмахивалась шляпкой и перчатками, а я усиленно – молитвенником.
Помню, как большие капли срывались у меня с кончика носа и падали на страницы и на платье… Бедняжке-священнику приходилось еще хуже (он был пухленький, и он не мог обмахиваться), пот лил с него градом, а тут еще хоры, полные и надушенные девицы в синтетических платьях, их муттеры с нотами…
Помню, что английские псалмы я пела с воодушевлением, а немецкие – со старанием… сама проповедь от меня ускользнула, хотя я потом пыталась выяснить: «зачем было так часто поминать Мартина Лютера, если вы католики?», но мне туманно объяснили, что это попытка модернизировать службу(?!), чтобы быть толерантнее к другим конфессиям.
Дома Ясмин все дарили подарки, а я помогала на кухне. Мы все настолько оголодали, что начали съедать все, что было нанизано на палочки, и я с удивлением обнаружила, что на них сырые сосиски, сырые грибы, сырые кабачки (я чуть в обморок не упала, т.к. помешана на том, чтобы все варить, мыть, чистить, и.т.д.), но обнаружила это, после того, как объела три палочки.
Потом внесли пунш: в огромном (ведьминском или хогвартском:) котле со старинным орнаментом по краю, с огромным половником, и мы все принялись за него.
Когда гости разъехались, а Ясмин поднялась наверх. Мама организовала Виолу, Флориана и меня играть в карты. Я, как послушная девочка, конечно, присоединилась (хотя всегда хотела сбежать к себе). Правда, усомнилась: стоит ли вот так сразу грешить в картишки?
Но мы играли в «Амен» (тоже, что дурак, только вместо слова «дурак» надо произносить - «аминь!»). Выиграла, конечно, Виола, которая была чемпионом по всем играм (я, как всегда, была проигравшей из проигравших, т.к. набирать очки – самое слабая моя позиция (да, и еще я совсем не умею считать и быть внимательной).
Только спустя двенадцать месяцев сумела оценить тот факт, что я побывала в католической немецкой церкви на конфмирации, будучи иностранкой, и не членом семьи, и я решила все это записать «для потомков».

P.S. Поздравляю всех, кто дочитал мои мемуары! Вы - молодцы (сама не понимаю, отчего меня так пробило на этот жанр). Извиняюсь за опечатки и ошибки (ими грешу в последнее время катастрофически)
Tags: once upon a time...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments