Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
  • Music:

"Trying hard to speak and fighting with my weak hand..."

Моя откровенная (в смысле более откровенная, чем я) подруга написала: "никогда не читала СТОЛЬКО *****, сколько понаписали мои френды в эти дни". Думаю, не у нее одной возникала эта мысль.

Первые часы меня раздражало молчание и намеренное "избегание" темы войны, но теперь я понимаю, что это, пожалуй, оптимальный выход. На этой теме мы не споёмся и не сойдемся никогда и не с кем, учитывая наши позиции. Мы все живем в разных местах, в разных временах, придерживаемся разных конфессий и - что важно - разных точек зрения. И попытка закрыть глаза на все и представить, что этого нет - не самая худшая, поверьте.
Процент ***** будет высок в любом случае, поэтому легче и безопаснее писать о повседневном (хотя для меня это немножечко кощунственно). Вывод: или молчать, или писать о мире.


Мы на днях были в деревнях, и там все так странно - дома осыпаются, но кое-где появляются новые, сгоревшая церковь принимает прежние очертания, памятники побелены, некоторые избы завалились, но иногда встречаются люди, которые везут сено, или стада лошадей и коров, которые с достоинством переходят улицы.

Вы видели, как сидят деревенские старухи? - опираясь спиной о забор, очень прямо, на лавке или завалинке возле дома. Загорелые руки они держат на коленях. Они всегда смотрят прямо перед собой на дорогу, как обычные люди смотрят на экран. Иногда рядом сидит такой же высушенный солнцем и временем старик. Обычно перед ними стоит табуретка, на которой молоко и картошка. Хотя иногда не стоит ничего (а молоко с картошкой стоят сами по себе и киснут в одиночестве).

И странно, что хлеб там высокий и пышный, картошка грязная, но вкусная и золотистая, а молоко по густоте своей похоже на сливки. Чую, что все опять кончится "продразвёрсткой", когда мы окончательно позабудем "вкус настоящего", к которому так тщетно стремится близлежащий супермаркет.

Когда я жила в Ной Мюлле, то за домом был молокозаводик, куда свозили молоко с окрестных ферм. Можно было выйти из окна моей комнаты, подняться пять шагов вверх - на пригорок и оказаться на мощеном дворе перед большим домом, внутри которого стояли цистерны с молоком, и там всегда было прохладно. Можно было ходить с пяти утра до половины шестого, а можно было - с пяти вечера. Т.е. за утреннюю "дойку" отвечала Бригитта, а за "вечернюю" - я. За молоком ходили раз в сутки, и важно было не прозевать время.
Навстречу всегда выходила полная женщина в шортах и шлепанцах, позевывая, брала у меня бидончик, который не был похож на эмалированный, конечно, относила его куда-то, долго гремела цистернами, фырчала шлангом и отдавала тебе молоко какой-нибудь соседской эмментальской коровы. Сама я протягивала ей большую монету в два франка за два литра, благодарила и спускалась в свой овражек - на кухню. Там я разливала молоко для шести кошек и котов, а остатки убирала в подвал. В подвал вела каменная лестница, а деревянная дверь была в клочьях паутины. В подвале были подслеповатые окошки, а на столе обычно появлялись продукты с фермы, и я первые недели никак не могла подкараулить людей, которые это приносили: либо юнцы, либо их матери.

Ночью я не очень любила спускаться в тёмный подвал или выливать помои под яблоню в дальнем углу сада, но зато воображение рисовало мрачные и прекрасные картины. Главное, что нереальные, впрочем.

В наших деревнях все такое настоящее, что даже странно: и знакомая дорога с горы от шаманских столбов, когда внизу открывается долина и синяя излучина Куды, и заброшенные совхозы, и выщербленная дорога на Майск, который уже в Усть-Орде, которую моя бабушка всегда звала "устердой", а я с детства так запомнила...

Зато в Майске есть деревья, а в Жердовке (уже не Бурятия) они даже насажены вдоль реки. В деревнях мало деревьев, и это лишь тополя и редкие березы, зато какие просторы!.. только пыль летит столбами, и весной это удручает.

Зато сосновые леса надежны, и каждое дерево - настоящий идол, которому смело можно поклоняться. Есть прямые и широкие, а есть изогнутые и такие, на которые могу подниматься даже я, наступая на сучки и цепляясь за развилки.

Земля там покрыта мусором, но до какого-то предела. Чем дальше в лес - тем чище. Но туда я никогда не захожу до места, где сосны обступают тебя, как море, и ты не понимаешь, откуда ты пришел (если нет солнца).

Когда я была маленькой, то всегда ходила с дедушкой и довольно глубоко, поэтому хорошо помню странное чувство, когда впереди только лес, а позади... тоже лес. Дедушка подарил мне компас - сперва маленький, который крепился к ремешку его часов, а потом - большой, который застёгивался на руке. Надо ли объяснять, что я сейчас вряд ли бы сумела им воспользоваться в тайге - поглупела, всё забыла.

Грибов я тоже не собираю - нашла один-единственный рыжик и... успокоилась. В прошлом году хоть грузди попадались. А вообще-то я люблю дымные грибы и сыроежки, как закат полыхающие, но в корзинку не попадающие.

На Куде что-то усиленно роют, копают, ровняют и опять роют. Мы предположили, что там возведут мощный туристический комплекс "Отель Куда?". Действительно, куда?

В деревне повсюду плакаты: "320 лет Оёку!", а я помню еще те, на которых было написано, что "триста".

На кладбище теперь все знакомцы. Тут клан "нахальниковых и охальниковых", тут "ивановых-петровых", тут "глаголящих", а здесь и "непомнящих" (фамилии заменила эквивалентами). Всегда знала, что у меня больше знакомых среди мёртых, чем среди живых - теперь же могу в этом окончательно убедиться.

А вообще-то мне в архивах попалась какая-то необыкновенная Анна, которая была "мотросом" с парохода, который из "Порт-Байкала". Была еще женщина-рулевой и женщина-капитан - не запомнила имен, к сожалению, а старый архив сдала.

У меня закончился 47-ой и начинается 48-ой. Мы все живем в разных временах, стоим на разных позициях, говорим на разных языках, и это отнюдь не сбилижает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments