Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"не будет таких, как ты, но будут другие и станут родными..."

Смотрела дневник за прошлый год и вспоминала, что тогда саундтреком текущей жизни было:

не будет других имен.
и встречаю я осень,
встречаю ненужной с тобой.
разговаривать не о чем, я ухожу налегке.
закрываю лица в оба глаза,
догадаться можно сразу:
пусто мне...
с тобою пусто мне.


- вот догадалась же Диана Арбенина написать такую душераздирающую песню в такое... неподходящее время! - как же я такое могла слушать, возвращаясь по тёмным улицам с остановки в тёмную квартиру? - это же самоубийство просто... как ноги не сломала? - удивляюсь!

Но это же просто осень, когда каждое дерево молча кричит: "смотри, как я умираю!" - и невозможно не... и тут, как у Гришковца, про те "дела, которые были до любви" - дела, которые были до осени кажутся вообще несущественными, а главное, что неосуществимыми. И я никогда не понимала: как в это время можно еще и учиться? - т.е. работать еще можно, но вот с покойниками и даже литературой как-то совсем печально.
И самое страшное, если не дай бог осень, а ты не успел ни в кого трагически влюбиться - тогда остаётся только учиться, лечиться (тоже не дай бог!) и работать.

Думаю, нет нужды озвучивать факт, что мне дали еще четыре тома брачующихся, и я смотрю на них с лёгким отвращением старой девы: "нашли время!" - у меня сейчас тридцатые годы, ибо моя работа прерывистая и зависящая от переплётного цеха. Всем своим брачующимся я вслух желаю счастья и долголетия... ах, но они же все умерли! - но все-таки осенью лучше печатать покойников.

А вот я сегодня сходила и оплатила в институт свои ежегодные мучения и психотерапию: теперь на меня двадцать дней покричат, и я, конечно, поумнею. Но нисколько не обидно, что я занимаюсь там каким-то ненавистными вещами: они в любом месте были бы мне ненавистны с такой подачи.
Филибер сказал сегодня: - Знаешь, я так жалею, что лето закончилось... летом я играл в день по три часа, а теперь только по ночам. И я очень рад, что не учился в музыкальной школе по классу фортепиано - я бы его возненавидел.
я улыбнулась в трубку: - Поэтому я никогда не училась в институте иностранных языков - я слишком люблю английский, чтобы его убить.

Меня поразил Сологуб: помните, что он был инспектором гимназий? - до стихов и приобретений золотых кресел и ковров с розами для спальни? - так вот, Сологуб всегда радовался, когда сравнивал свое прошлое и настоящее время:
"А я о такой обстановке мечтал, когда сидел в своей учительской каморке. На трясучем столе груда ученических тетрадей. И до чего они мне осточертели! Сижу под керосиновой лампой и ставлю болванам двойки и единицы - с удовольствием. Авось его за мою двойку или единицу папенька с маменькой выпорют. А печка чадит. Из окна дует. И такая тоска, такая тоска..."
И этого теперь жалею... не меньше Валерия Яковлевича. Не уверена, правда, что жалела бы его, когда бы он учил моих детей. Зато могу оценить размах бушующих страстей. Обо мне ангелы позаботились: мне никому не нужно ставить ни двойки, ни даже четвёрки. Бедный, бедный Сологуб!

Но и я, видимо, тайно злорадствую, печатая мертвецов: "вы все умерли, а я еще нет!" - с другой стороны, понимаю, что они может были в тысячу раз лучше, чем я и жили не хуже, но просто мы о них ничего не знаем... Да и Сологуб не предполагал, что его так подробно задокументируют, чтобы мы потом это читали и обсуждали; осуждать не получается, потому что он всё-таки поэт и... просто несчастный человек.

У нас была Нэнси и подбадривала меня цитатами из прочитанной книги: в отношениях ученик-учитель должна быть стадия "ад", иначе эффекта не будет. Соглашалась: как хорошо, что весь рай пришёлся на детство - после двадцати лет уже ничем существенно повредить нельзя.
Tags: "усталая колдунья"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments