Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:
  • Music:

"Выпадая из окна вспомни дом, где спит она, напоследок пошути и лети, лети, лети..."

Сегодня было уже не так весело, как вчера, но... нельзя же столько веселья каждый день, сами понимаете!:)

Зато я с утра была на третьей работе и бодро рррраз!.. архивировала покойников - получила за сентябрьских деньги, а смерти так и лежат на углу моего стола пухлыми папками - я еще не начинала (о, Боже!).
Зато я тут же пошла и сдала в ремонт свои оранжевые часики, на которые многие наши девушки реагируют двумя словами: "продай, а?":) Тут я писала о том, как одна блондинка свернула им голову, а теперь пришлось заменить часть внутренностей - теперь я покрыла их стоимость (они должны служит мне вдвое дольше теперь!).

Пока я задумчиво бродила вокруг часовой мастерской положенные полчаса, то моя душа пела и летала: через две недели я увижусь со своими дорогими детьми, а институт забуду, как страшный сон.

Еще я забегала в школу - на секунду - и в тёмном коридорчике чуть не сбила Супермегадраму с кастрюлькой в руках - та шла кормить коллег, а я летела мимо, потому что у меня ровно через пять минут начиналась пара по фонетике.
Вы следите за ходом событий? - мы ее вчера сдали, поэтому сегодня начали изучать.

Успела только порхнуть мимо с лёгким: - Здрастье, СМД!
и улыбкой на губах (я надеюсь).
Она написала: "Девочка-ветер..."
ответила: - Извините, что не заметила подробно, но фонетика мне дороже, чем Вы.
Она: - Я не могу конкурировать с фонетикой.
я: - Но знайте: Вы - первая в моем сердце... после фонетики и русистики.

Моя месть была удовлетворена: это был хороший ответ на "я тебя не люблю, а подлюбливаю".

Тут надо объяснить: фонетика была главной психологической драмой моего детства, и я не могла ее предать.

На лекции я поддерживала эту воинственную эпистоль, а потом преподавательница (Боже, это женская лига, да?) попросила открыть кого-нибудь окно. Мы сидели в восточной части Полукруглой Башни (с портиками и остатками лепнины), и окна там находятся высоко от пола. К окну подошли две девушки: ваша Маша и еще одна девушка, которая сразу сказала: "ой, я не могу!", а я тихо пробурчала: - "Неумеха...", скинула сапожки и полезла на стул - не дотянулась, подтянулась, вскарабкалась на подоконник и подумала: "отличное цветовое решение: голубое небо, золотые листья внизу и тут... выхожу я!" - но благоразумно шагнула обратно, подумав, что нет никого внизу, кто бы крикнул: "дорогая, я тебя спасу!". Потом весь день терзалась муками совести: я забыла закрыть окно после лекции, хотя кроме меня там этого сделать некому. Надеюсь, что преподавательница не полезла, а если полезла, то не выпала - иначе в этом институте мне некому будет симпатизировать. Вы уже поняли, что мне необходимо кого-нибудь... если не любить и обожать, то хотя бы одобрять.

Завтра мне идти на свидание с преподавателем и хорошо, что я учусь утром, а свидание вечером - хоть переоденусь. На вчерашний экзамен я даже смотрела в билеты (первый раз в этом институте, кстати) и гладила стрелочки на брюках - видите, до чего доводит любовь к учёбе!..

Лара сказала, что она вычислила, где та будет находиться, но нам надо ждать не под дверью того, где она будет находиться, а в другом месте, чтобы ей не рассердиться.
Лара, кстати, получила вчера единственную пятёрку (из трех десятков учителей), но выбрала руководителя добровольно. Лара - храбрая женщина.


Мы сегодня должны были писать работу по литературе, и все женщины переполошились: "в каком веке жил Пушкин?" - у нас учителя русского языка все, кроме меня. Это ни в коем случае не издевательство над коллегами, но мои речи по-поводу русскому также ранят - уверена! - представителей лингвистики.
Сформулирую проще: я еще ни разу в жизни не встречала хорошего учителя русского языка, который был бы супером в литературе и... наоборот. Эти два предмета абсолютно разные, и я бы запретила их смешивать, если бы была директором школы. Ну или так: смешивать, но не взбалтывать.

Сама я сидела и тихонько писала ответ на заданный вопрос, а все подходили и восклицали:
-Аня, ты пишешь из головы?! - ужас.

Нельзя объяснить никому, что иногда в жизни возникают ситуации... инструкции для которых, не написаны ни в одном учебнике. Правда, иногда это качество меня губит: все сидят близко и локоть к локтю, а я сижу на первой парте в гордом одиночестве, положив перед собой листок, ручку и... чувствую себя голой.
Наверное, я была бы счастливее и сохраннее, если бы рядом был чей-нибудь локоть. или потная ладошка со скомканной бумажкой. Но дальше уже всё написал Макс Фрай по-поводу Несбывшегося, Высокомерного и Одинокого.

В общем, в окно я сегодня не вышла, а как-то уцелела. Филибер меня одобряет: говорит, что с сессией я поумнела, не думаю о всяких глупостях, а самозабвенно учусь.
Сама я вчера ему весь вечер рассказывала о муже своей мечты, который бы смотрел футбол и хорошо кушал, а Филибер жестоко меня разочаровывал: "тебе на такого расчитывать не приходится", я скорбно отвечала: "да, такие на меня никогда не посмотрят! - поэтому я проведу в женской лиге всю оставшуюся жизнь, но родители уже сказали, что от магистратуры они меня избавят: платить за два года слёз дополнительно как-то глупо".

Преподавательница: - Аккомодацию делать не надо - это слишком.
Подняла руку: - А если кто-то сделает случайно?
Все хмуро на меня посмотрели, а преподавательница от души рассмеялась. Она еще не знает, как я трепетно люблю аккомодацию (я ее в прошлой жизни два месяца пыталась пересдать с кола на тройку), а точечки у буковок рисую до сих пор.

Думаю: вдруг у меня будет дочь?! - и она захочет изучать это непотребство, а я ничем не смогу ей помочь - потому что плохо училась в детстве...
Нет. Такая мать, как я, скажет: "дочка! всё фигня" - и достанет из нижних ящиков столов тридцать двоек и десять колов: "мы все ошибались и сдавались - расслабься и успокойся, я люблю тебя любой, но весёлой и живой".

Выпадая из окна не забудь, что ты струна,
Заверши собой аккорд и лети по курсу Норд.
Не оглядывайся зря, за спиной одна заря,
Улыбнись на посошок и руби под корешок.

От первого солнца до первой крови,
От первого снега и навсегда
Живи, изучай географию боли,
Бессонницы-реки и сны-города.


Константин Арбенин
Tags: "а за тобой летят бабочки", институтство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments