Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

  • Music:
На море рыбка, но вода тверда.
Чем дольше умираю - тем верней жива...
В занозах пчел - их ран ищу еще,
и мне сладка беда.


Ольга Арефьева

Сегодня на рассвете стояла в институтском коридоре, нахохлившись, читала Мариенгофа и его "бритого человека" - любовалась метафорами. Оказывается, про бутоны роз - "каждая размером с голубя" - не я выдумала, а он - и на полвека раньше. Только у него это голуби с отрезанными головами, что, кончено, более реалистично. Но я нисколько не огорчилась, потому что про розы можно выдавать метафоры со скоростью десять штук в тридцать секунд. Но радует, что к кому-то пришло точно такое же сравнение, - значит, связь не рвется.

В такие тёмные, стылые дни, замершие в ожидании снега, лучше всего слушать эту песню Ольги Арефьевой сто раз подряд: и взмывать ее сопрано вместе со скрипками, чтобы потом упасть до альта вместе с бухающим сердце, которые в этих волнах задаёт ритм. Помню, что Филибер записал мне ее, когда я жила в Ной Мюлле и ездила на поезде, который пятился вперёд: в тридцать шесть минут он отходил от моей станции и через три минуты и тридцать секунд останавливался, чуть отъезжал назад и пропускал "Рэгио-экспресс" в Люцерн, на который отходила другая ветка.
И был серый и октябрьский день, когда я ехала в городок, чтобы попасть в био-магазин, где покупала ржаные макароны и какие-то пакеты от "Деметра". В тот день я зашла попрощаться с Ванценридами, и согрелась: у них горела лампа в тепло-золотом абажуре, сверкали медные формы для кексов над камином, на белой шкуре спала собака, господин Ванценрид пожал мне руку, а его фрау поднялась от швейной машинки, подошла и обняла так, как будто и не швейцарка.
Тогда я постаралась запомнить все навсегда: и кофейник с желудёвым кофе, и окно-витрину, т.к. когда-то это был магазин, и отшлифованные камни с углублениями - подсвечники, и станок их сына-сапожника, и лестницу в комнату дочки-школьницы, которая пила шоколад, как все девочки в той школе - разбавляя холодным молоком, и фотографии остальных детей (всего их пятеро)...

Когда-то весь в этом доме жило несколько антропософских семей, но все разъехались, а остались Ванценриды и хозяйка магазина, который выходил на улицу. В магазине был старинный комод с двадцатью ящиками, фырчащая кофемашина, деревянные полы, стены, полки, а окно было убрано снопами к осени.

И вот этой осенью я стою в скучном коридоре, мимо проходят сотни чужих людей, а я жду любимую преподавательницу, потому что она одна из немногих не впадает в истерику по-поводу того, что аудитория не открыта или еще что-то, а пропускает нас вперед всех - тридцать человек - и каждой говорит: "доброе утро!" - это куда нужнее, чем вся эта книжная премудрость вместе взятая.
И давно уже не хочется ничего гениального, а хочется только человечного, которое так нечасто встречается. И у меня всё чаще с губ тихонько срывается вопрошающая фраза, оброненная Натали по-поводу вменяемости одной преподавательницы.

И мысленно всё время окунаешься в фильм "Мне не больно". Сам фильм я не очень люблю, но люблю про mummy blue, осень и умирание, Ренату Литвинову и осенний Питер, потому что там холодно, серо, сыро и почти как у нас - т.е. это городская осень, где природе отведен определенный минимум, поэтому всем этим лиственным темам не развернуться в полную силу. Очень люблю ее ненакрашенное лицо, пряди из-под берета, замёрзший кончик носа, ее "копну", лодку на канале и поездку на природу, когда герои говорят, что "в жизни надо просто найти своих и успокоиться".

http://www.kinopoisk.ru/picture/245669/

http://www.kinopoisk.ru/picture/245691/

http://www.kinopoisk.ru/picture/414099/w_size/1280/


Из всего пройденного (по, на, в и мимо) была одна важная лекция про Гофмана, потому что там сказали, что Дон Жуан ищет идеальную любовь, но не замечает донну Анну, и его жизнь в поиске, а ее - в ожидании. Тут нет ничего нового, но я почему-то вздрогнула: он не замечает, потому что просто человек, а донна Анна - нет.

И скажу вам честно: ни одна - даже самая прекрасная лекция по Дон Жуану - не стоит песни "Анна", написанной давным-давно н-ской (вроде не вру) группой "Коридор". Кажется, у меня опять болит романтизм, в котором творчество можно выражать только в сотворчестве и ни в чем другом.

Вспомнила запись в дневнике за 2006-ой год:

Ярославнина смс: - Как дела в институте? Какой фильм тебе записать?
- Мне не больно - это ответ.
Tags: институтство, мерцательная аритмия, о маммиблюблюблюблю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments