Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Выпал снег. Густой, настоящий! - и сразу - самая любимая погода - "мороз и солнце". Самолеты не летают, и в памяти тот день, когда провожали Ясмин нах Франкфурт. Мы тогда приехали в полной тьме, встретились во тьме маршрутки, шли с Ярославной через поле к будочке аэропорта и негромко пели "но пришла зии-и-има, холодны небеса, под покровом вьюг пролетает век", и люди на нас удивленно оглядывались.
Потом эти пять часов ожидания в полупустом зале, когда мы все стояли на коленях вокруг чемодана Ясмин, положив на него локти и головы. Потом Ярославна предложила ехать к ней, а из ее окон следить за аэропортом - когда начнут принимать самолёты. Филибер, Майя, Ясмин и я молча кивнули, подхватились и вышли в рассвет. Был такой молочный туман, в котором мы брели через поля, а капли на наших волосах превращались в кристаллики льда. Дома у Ярославны мы что-то делали на кухне, а Ясмин сидела и намеривалась ныть. Ярославна спросила: "Хочешь, я тебе яблоко в творожок потру?", та шмыгнула носом и поблагодарила. Сама потом грустно разглядывала белый бескрайний север за окном и белый же взбитый творог в своей бело-голубой чашке. Майя уложила Ясмин спать в Ярославнину кровать, а мы стали смотреть фильм "Между небом и землей". Первые лучи заглянули в комнату, Майя одёрнула занавеску и скзала: "я вижу первый самолёт - он заходит на посадку. Можно ехать в аэропорт". И опять километры шарфов, мех варежек и каких-то отворотов, кнопки, карабины - собираем Ясмин на улицу, - потом мы возвращались с Филибером вдоль оград, церквей, домов - уже по людным улицам, все подтаяло, но дух зимы был не у одних нас.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author