Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

  • Music:

like the sunshine...

И утра в больнице уже не кажутся неуютными, а вспоминается, как семь-восемь лет назад я ходила в ту же больницу по тому же поводу, к такому же... э-э-э... психоаналитику; хотя оно еще не было размером четыре, б****, на пять, а как-то оно поменьше было... тогда всё тоже сверкало снежными блёстками, переливалось, искрилось и золотилось. Мама тогда купила мне какой-то эклер, прежде, чем вести в школу, а я вся обмирала от нереальности проходящего - потому что я девочка была неизбалованная и сладким и неполезным не злоупотребляла, если не праздник. Потом мы огибали гору с башенкой с золотым шпилем, также светила золотая игла церкви-планетария с другого берега, а оттуда рукой подать до шпиля Спасской, а там и другая светит от излучины реки... по реке ходили белые медведи туманов, и в золотом сиянии, умиротворенная, пребыла я в школу. Там, конечно, урок алгебры. И, конечно, вся доска исписана примерами этими длинными, которые у меня никогда не ужимались до того, что полагалось. Смотрела на на оранжеватый свитер учительницы математики, на золото ее волос в свете, льющемся из трех окон класса, на блики, скользящие по доске и думала: "о, как же мне вообще-то пофигу происходящее!" - оговорюсь, что это только раз был, когда я пребывала в подобной нирване. К вреду моему, остальные годы я нервничала и всячески убивалась по любому поводу (еще менее незначительному, чем алгебра - клянусь).

Потом было Рождество, был венок, и я нервно ерзала на парте, чтобы как-то загородить себя от пристального взгляда учительницы математики, которая сидела за столом и нас разделял вообщем-то только венок со свечками - это сейчас меня от алгебры отделяют годы и годы, а тогда всё было еще живо и трепещуще. Но тогда-то было начало эпохи - т.е. тот день, когда опять приходишь в класс в надежде, что м.б. теперь что-нибудь поймешь, и вообще - прекрасная возможность начать жизнь сначала и т.д., и т.п.

Потом была эпоха холодных металлических стульев в диагностическом центре, но там, признаюсь, они были теплее. В этой же клинике они играют в игру: "вымри, о последний пациент!" - поэтому тут я мерзну и сижу в холле на синем круглом диванчике, читая по кругу вывески задом-наперёд, как в детстве, - развлекая себя до той поры, когда можно будет разжать руку со следом от укола.
Там нарядили чахлую и болезненную ёлочку, а я вспоминаю ёлку в диагностическом несколько лет назад - она была с парчовыми бантами, золотыми и серебряными шарами-звёздами и уходила ввысь между этажами. Потом прошёл январь, ёлку убрали, но я не огорчилась, а просто стояла в середине холла, задрав голову и смотрела в потолок, за которым проплывали облака и бормотала: "мимо облака плывут, иногда я забываю о тебе, непрочерченный маршрут от моей любви к твоей судьбе" - и улыбалась, вспоминая, место, где Диана и Света фыркают от смеха на повторе припева "ты читаешь очень-очень-очень много книг"... И я сегодня опять эту песню слушала, и опять улыбнулась, прямо на улице, и подумала: "столько лет назад они в этом месте засмеялись, а мне до сих пор хватает - не может же быть, чтобы сил на что-то не хватило! - можно ведь долго на одной песне продержаться".

А потом я опять долго ехала, тёрла стекло варежкой и мысленно сочиняла письмо Деду Морозу: "Не надо никаких особенных чудес и праздников, любовей и приключений, а пусть только всё будет хорошо у мамы, папы, бабушки, Неллиного папы и всей семьи, Лены из Засолья Убийского, Ани из почти_Праги, Ирины из Питера, Ирины из Москвы, Ольги из Эдинбурга, Зои из Америки, Юли из Москвы, Маши из Смоленска, Светы из Комсомольска-на-Амуре, Мурамур и Гребенщикова - раз уж они тоже болеют... и всех, кого я не вписала, но ты уж будешь знать, кто мне помогал в этом году, потому что одна бы я не продержалась..."


сделай мне одолжение, постучи по ёлке:
это же дерево, настоящее, как в учебнике.
мы обычно стучим по столу или стулу, а толку?
только живое может попасть в волшебники.
чтобы злой и добрый успокоились оба,
чтоб им обоим к мясу хватало соли.
чтобы здоровы были те, кто здоров и чтобы
выздоровели те, кто сегодня болен.
чтобы горела свечка и было пламя
оранжевым, как новогодние мандарины.
чтобы получше уметь говорить словами
и поменьше плакать над тем, что говорим мы.
чтобы болели руки от напряженья,
но не болело сердце от напряжения.
чтоб хорошо отпраздновать день рожденья
этого года - и прочие дни рождения.
чтобы случилось то, что должно случиться,
и не случалось того, о чем страшно думать.
чтобы не мучиться, если что, а лечиться,
мы же незакаленные, страшно дунуть.
разрешать нерешаемое и смеяться потом над этим,
всегда отвечать "конечно" на вопрос - хотите ли?
и, пожалуйста, чтобы были здоровы дети
и родители.
лепить из глины, шить, вышивать на шелке,
создавать миры, летать и гулять по крышам.
сделай мне одолжение, постучи по ёлке.
я услышу.

(c) Виктория Райхер, она же neivid
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author