Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

I'll do anything for you (я сделаю всё для тебя)...

Опять летаю, опять в раю:).

Пришла сегодня радостная, а мелкие бегут навстречу - соскучились, не забыли! Чьи-то розовые руки обнимают сзади, пока я трясу лапки тем, кто вокруг - так и не поняла, кто это был, а сзади уже прыгает (вверх-вниз вверх-вниз!) Бэтти:
-Мисс Энни, отгадай, где я?!
И колокольчик поёт совсем другим голосом - легко-легко ходит у меня между пальцами, звенит заливисто и совсем не требовательно.
Торопятся, достают свёртки с мелками, шикают друг на друга и... опять все эти банты, ямочки, косички, щёчки, курносые носы, веснушки и чёлки, вихры и несмелые улыбки.

И помнят, как садить на правую руку солнце, а на левую - месяц. Рисовала им прекрасный дворец на берегу оушэна, голубя с письмом, а под волнами - рыбу, которая пока просто Скидамаринка, но в будущем превратится в рыбу, которая в море тайно мечтает о том, как станет кактусом с розовым цветком.
Хотя, это, конечно, для другого класса текст - про змею, которая ползёт по пустыне, видит кактус и объясняется в любви: "я бы хотел обнять тебя крепко-крепко, как человек", а кактус отвечает: "ты не понимаешь... моя кожа покрыта острыми иглами, которые вопьются в тебя, как тысяча ножей, поэтому лучше обнимай мой розовый цветок глазами":) - и цветок говорит, что хотел бы быть деревом, а дерево хочет быть другим деревом, а кошка хочет быть пчелой... черепаха хочет летать высоко-высоко в небе, пролетать над крышами и плюхаться в море... а в море рыба, которая тайно мечтает о том, как станет кактусом с розовым цветком...
(в общем, "у попа была собака...", вы поняли:)

Это я в прошлом году всю весну на этой песне продержалась, когда спиногрызы веселились особенно
буйно. А ещё была прекрасная песня "The Sea of Love", где кто-то так медленно проводит пальцем по струнам, и эти "брынь!" - напоминают мне про "bring back, bring back, oh bring back my Bonnie to me...", и про вампирёнка, который потерял свои клыки, плакал (о, я грустен и одинок и энд ай край, энд ай вэри энгри... о, я вампирчик, потерявший свои клыки, но хорошенькие девочки никогда меня не забудут":), - и это поёт детский хор.

Потом я шла по слепящей и сверкающей снегом и льдом дороге, вдоль стальной и неподвижной сегодня реки, ловила сверкающие блестки снега на рукав и мурлыкала песню:

I'll do anything for you
Anything you want me too
I'll do anything for you
Oohoh I'm sticking with you
Oohoh I'm sticking with you
Oohoh I'm sticking with you...

- там так красиво мужчина и женщина поют это, негромко аккомпанируя себе на пианино, сливаясь голосами в один - кажется, что солнце лучами скользит по клавишами пианино, а обещание "сделать что-угодно для тебя" - выполнимо.

Дети показывали мне свои деревянные коробочки с дрожащими "инси-винси-спайдерами", рисовали пальцами на доске, а Бэтти комментировала:
-Вот третий класс нам вечно грязную доску оставляет! - вот и мы им оставим... но не неприятную, а с сердечками - т.е. с любовью от первого класса.

Либер Полли сделала своему паучку пластилиновую мантию и корону. Сама я показывала им высокую девочку-ангела с подарком в руке и мальчика-принца, который качается на облаке и держит на прищепке открытку - это они обменялись подарками (мне нужно было два простых слова, поэтому пришлось вокруг устроить побольше жизни). Трикси:
-А почему девочка такая высокая, а мальчик такой маленький?
я, вспоминая Джу, которая мне их подарила: -Они одного возраста, но просто девочка в старших классах обогнала мальчика, а он вот... пока не вырос. Но в одиннадцатом классе он перерастёт её на две головы, а девочка останется такой, какой была.
Трикси: - Может, они брат с сестрой? - такое случается!
:)

Лен, принесла игрушки в твоей оранжевой коробке - они после уроков играли, всё внутрь положили и оценили удобство - ничего не побьётся:).

Сидим на полу кругом. Показываю двумя руками паучка - дети делают тоже самое, а потом я быстро бегу руками по полу в центр круга - дети мгновенно делают тоже самое и начинают друг друга щекотать - это совершенно безопасно здесь, поэтому всё это получается так легко, будто ты поёшь или летаешь - без напряжения. Иногда у меня повисают секундные паузы между заданиями - и такая тишина, - удивительное ощущение.

После уроков вижу Птицину открытую и немного индейскую улыбку:
-Вам помочь? - показывает на стопку альбомов.
-Нет, но спасибо! - говорю и не могу поверить, что такое бывает на самом деле - сплю я, что ли?

И даже не хочется впускать в себя русский язык - раз уж можно довольно много говорить здесь по-английски, не думая о том, чтобы сдерживать напор, давать отпор или говорить на полтона выше, чем это принято.

На перемене наблюдаю картину: Бэтти ползает на четвереньках под стулом учительницы:
-Где же я? Где же я?
Учительница хохочет, Бэтти хохочет и выпрыгивает то из-под стола, то откуда-то сзади.

Потеряла пушистый мячик, ходили-искали. Оказалось, что Арчибальд по доброте душевной унёс его до библиотеки и спрятал туда, где обычно их держит фрау Хельга. Усердный малый!..

Лиззи тычет мне своего лемура, Либер-Полли просит застегнуть ей замок, а Варежка укладывает вещи в огромную тряпичную сумку с таким серьезным видом, словно собирается в многодневный поход. У Цыпы корзинка, как корона, и она качает головой, как цветок. Мэри-Руа сидит так неслышно, что я иногда прислушиваюсь: "дышит?!", Сумникс не боится ударять своей пятернёй о мою, класть руку мне на голову: "май хэд - ё хэд!", "май элбоу - ё элбоу!" - мне приходится сесть на корточки, но у всех зато есть пара.

Потом я иду по улице и тихо свечусь изнутри. Щурюсь от солнца и не расстраиваюсь, а смеюсь, когда читаю на двери библиотеки "санитарный день" - на меня все оглядываются, скольжу в этом солнечно-снежном сиянии и вижу кое-где зелёную траву на газонах - там дворники слишком постарались смести снег. Если прикрыть глаза, то кажется, что где-то звенят чашки, свистит чайник, м.б. это просторная кухня, залитая светом и какие-то дети вокруг стола, стучат ложками-кружками... вспоминается то, совсем раннее, детство, когда сперва долгая дорога по незнакомым улицам, потом запах чужого подъезда, краткий взмах шали тёти Светы - она открывает дверь, потом много разных ощущений: сок в белой чашке, холодный кафель в ванной, нарисованная на нём русалочка, сидящая на скале, замок у кромки моря, приятный запах пыли под кроватью, запах мыла для рук, запахи торта и сыра, шум взлетающего самолёта за окном, пласты солнца на ковре, потом закат, ужин, россыпи огней города под окном и свет оранжевой лампы, лечь спать, чтобы назавтра встать и опять играть...

вот так:

Mark Tucker
«Mark Tucker» (http://prophotos.ru/photographers/7433-mark-taker#) - потом я играла уже со всякими своими детьми - и уборы из перьев такие появились, и маски, и буквы... но торты со свечками были всегда, детство было всегда и... никогда-никогда не кончится совсем.
Tags: дети, киндертарий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments