Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"так не гляди же вниз - тебе без сказок смерть" О.М.

Папа: -Анна, твоя душа чего-нибудь желает?
-Да. Ещё один соляной кристалл.
-Хорошо.
-Подарю его!..
-Кому?
-Подруге Елене из Засолья.
Папа, задумчиво теребя бороду: - Зачем же в Засолье такой соляной подсвечник?
я, укоризненно: - Это и есть символизм! - в Засолье - с соляным подсвечником!..

В поездах объявили борьбу с безбилетниками, поэтому меня первый раз в жизни высадили - я не купила на вокзале, но по своей милой привычке пыталась сделать это в поезде - подумали, что иностранка - объяснили, как пересесть. Не стала разубеждать.

Возвращались с Филибером и, зная, что все на нас глазеют, - веселились. Иногда я говорила на смеси, чтобы дети не поняли, что я их обсуждаю - там были совершенно потрясающие дети в вагоне, которые играли с нами в гляделки. Одна была просто вылитая Ничка, светлая, но с зелёными глазами и четырёхлетняя. У неё в косе был белый бант-пропеллер. Она долго забавлялась, выглядывая из-за спинки скамейки на нас с Филибером, а потом было явление второй и тёмной девочки, но уже с двумя белыми бантами в косичках. Каждая косичка толщиной в мой указательный палец. Из-за огромных бантов они стояли торчком, и это выглядело ужасно смешно: банты порхали над плечам. У девочки была пышная юбка с воланом, полосатые ноги, ботинки на шнурках, цветастый свитер. Она подошла к Ничке (буду её так называть) и поманила пальцем. Объяснились: - У меня один белый бант, а у тебя два! Будем знакомы!
:)
Спустя пять минут они носились по потолку и ловили друг друга. Девочка Два Банта на прощание крепко расцеловала Ничку и пожелала удачи.
Как же хорошо, что в жизни есть период, когда люди... проще.

Вдали от столицы Восточной Сибири (шикарно, правда?) люди беднее и как-то понятнее... Филибер реже ездит на запад, чем я, поэтому вид из окна его до сих пор пугает. Мы видим трубы, из которых идёт белый дым, и я говорю: отчего это наш "титаник" переместился из-за леса... оказалось, что это другой - не в четыре трубы, а в пять. Есть трубы, из которых валит жёлтый дым, есть те, из которых только чёрный. Снег сошёл с полей, придав всему пейзажу вид выцветшей фотографии. Под неярким небом тянутся леса, поля, вереницы серых домишек, заборов с колючей проволокой, переплетения труб. Леса и нефть тянутся на запад, а люди - на восток. За бетонными заборами стоят ряды бронемашин, танков и самолётов. Из полуразрушенной башни валят клубы чёрного дыма. Филибер говорит нервозно: - Это что?
я, невозмутимо: - А это долина Горгорат. Щас к Изенгарду подъедем.

Нищих и калек сегодня было меньше, хотя обычно это бесконечные вереницы безногих и безруких, поющих, стонущих, просящих, проходящих через вагоны. Мы подолгу стояли на каких-то разъездах, но в электричке есть какая-то особая и важная печаль - она идёт на час позже экспресса, но розовые и разовые билеты закончились в кассе, когда наша очередь подошла. Мы не унывали, а наблюдали людей в очереди - теперь все дисциплинированно покупают билеты, стоя на станциях серыми вереницами. Филибер - страшная худоба, высота, художественная сумка через плечо, кепочка Эмиля из Лённеберги, шарф через плечо. Автор поста - полосатый шарф до земли, рюкзак, стеклянно-медная подвеска с кудрявой прядью из-под берета, радужные перчатки и мировая боль во взоре.

И если ещё неделю назад кое-где можно было увидеть полоску меха, край пушистого капюшона, камусы или варежки, то... теперь весна полновластно вступила и в наши палестины, высушив все пылью и ветром.

Дорис Лессинг, прочитанная в столь грустном месте, оказалась очень кстати - это ужасно, выворачивающе, в стиле этой тошнотворной женской прозы, хоть и английской, но... я не могла оторваться - м.б. когда-нибудь стану более... спокойной, чтобы читать все эти вещи холодно и безболезненно? Это ведь просто новая ступень степени приятия мира - хоть как-то: через слово, через боль, хотя бы и в гомеопатических дозах...

А в Засолье было прекрасно: оказывается, что чай с мелиссой вкусен, как и несколько лет назад, если пить его не одной и после трёх часов утра, а самая вкусная в мире шоколадка - чёрная, горькая, с лимонными корочками.

И особенно приятно, что удаётся прожить день без своей Вселенской Тоски и Паутины, без русского и английского языка в разрезе (незаживающей раны) без всех своих, тех, кого иногда надо оставлять - уезжать, чтобы умереть; а они уж пусть здесь живут, как хотят...

И как у Веры Полозковой: "и я покинула свой Содом", а главное, что про "тело, отключённое от соблазнов" этак последние двадцать лет: если не один - то всё это легко переживаемо и переносимо.

И всюду прекрасное:


- да, от любви всегда глупеют, а я ещё в семилетнем возрасте побила все местные рекорды - я вижу красивое даже в индустриальном:)



http://goldi-proudfeet.livejournal.com/481193.html#cutid1 - это ссылка на предыдущий трэвл в Засолье (кто видят - тем повезло, т.к. френдз онли)
Tags: "где ступают мои лодочки", запечатления, свидетели, социальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments