Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Я в город вернулась, чужой и забытый,
Повсюду костры и ночные посты,
Мой город был занят, все замки разбиты,
И сброшены флаги, и храмы пусты.

Это все Ты, это все Ты!..

И не было смысла сидеть в этом смраде,
И пить, и оплакивать чьи-то мечты.
И батюшка в штатском нелепом наряде
Щептал, указуя перстом на кресты:

"Ты только подумай, зачем тебе это?
За так пропадешь, не пройдешь и версты!"
Я вышла оттуда на поиски лета,
Я знала, что скоро разводят мосты.

Зоя Ященко


И несмотря на мой заход во второй пятёрке - пять часов ожидания. За пять часов меня посетили разные мысли, потому что перед нами были девочки-очницы на пересдаче. Сперва Гермиона на первой парте вся извелась мысленно: "спросите меня, а? я ж умная, я всё знаю!" - сама я тоже так изводилась, но раньше устала - за все последние годы. Спустя час мне уже хотелось красиво расстрелять их от бедра. Потом я вспомнила о чистом четверге и о двух десятках девочек, которые ещё сидят в коридоре (а я уже внутри!), о том, что все вдруг стали очень религиозны, м.б. потому что все либо легли в четыре, либо встали. О том, что городские озабочены мыслью, что надо ещё всё перемыть, а тут, может, до восьми сидеть.
Надо объяснить, что у честных и порядочных преподавателей мы сдаём с восьми тридцати и восьми. Утрирую, но до семи - да.

В общем, я смотрела в окно, на цветы и на Гермиону. Представьте себе крепкую молодую, рыжеватую девицу с румянцем на всю щёку, с комсомольскими замашками, громким голосом и страстью к учёбе (спит на учебниках)! - ну, прелесть!..
Она из соседней деревней с моей, и я примерно представляю о том, как она там живёт, но не забывает ни о количественной, ни о качественной редукции, хотя вряд ли ими пользуется.

Ещё с грустью думала, что женщины старше двадцати пяти, например, обучаются быстрее и легче; тем, кто старше тридцати пяти и сорока тоже не нужно как-то особенно растолковывать - достаточно на словах сказать, а в крайнем случае показать в тетрадке. Юные девочки производят на всех гнетущее впечатление: стразики всякие, но бытовая запущенность всё же...

Гермиона получила очень лёгкий билет и переживала. Сама я сидела с денотатом, который всё-таки меня настиг и какими-то дейктическими значениями, с которыми сегодня и познакомилась: как я про них рассказывала! - и какую чушь...
ловко рассказала про коннотацию, чтобы не рассказывать особо про сигнификат, мысленно радовалась, что Гермиона ушла - у ней бы сердце разорвалось, что ей не это попалось.

Сижу, рассказываю. На словах "семантическое поле" почему-то перестала стесняться и сделала такое движение руками - развела ими и окружила себя. Спохватилась, устыдилась спрятала, руки под парту и хихикнула, вспомнив тех наших женщин, что пишут шпоры и называют себя "царевны-лебеди" - потому что им рукавами махать ни в коем случае нельзя - шпоры полетят.

У меня, конечно, нет никаких шпор, но я вообще на холодном ветру - образ такой.

Преподавательница, тихо и тактично: - Гермиона, вы сами контрольную делали? или... помогали вам?
-Сама!! - негодует Гермиона, метая из глаз молнии.
-Поздравляю! - одна ошибка - долготу звука не указали, всё остальное просто безупречно.
Гермиона, всплескивая руками: -Правда?!
я, не выдержав: - А ты, Гермиона, сомневалась?
Гермиона хватает сумочку и выскакивает в коридор, чтобы нестись в каменный подвал за новыми учебниками, потому что впереди экзамен по её душу - из серии "сдать невозможно".

Не писала, что женщины старшего поколения никогда не говорят на литературе таких слов, как "эротичный". Они говорят "чувственный" - тем самым вызывая во мне какую-то необыкновенную нежность - бывают же ещё!..

Вчера мы с ними бодренько двигались по жёлтеньким учебникам, где в конце упражнений всегда спрашивают что-то вроде: "а какие ты читал книги о детстве В.И. Ленина?" - мне всегда хочется ответить: "рассказы Воскресенской!" - они приведены ниже.

Наши женщины носят шёлковые косыночки, а молодые девочки их нынче не признают, оказывается... у тридцати студенток (из тридцати трёх) есть фотографии детей в портмоне, а у половины там ещё лежит обратный и заветный билет на самолёт. Вся их жизнь осталась где-то там, где ещё лежит снег, а Натали переживала, что речка растаяла, придётся тратиться на перелёт, а можно было на перекладных - туда ведь успела проскочить!..

В общем, мы все надеемся как-то проскочить и эту весну - м.б. это своеобразная и современная форма Великого Поста? - мы свято в языческие приметы, но трогательно мечтаем о вербе, куличах и тоже хотим приобщения... и пусть воздастся всем, кто хотя бы к этому стремиться - через свои посты и преграды.
Tags: "умиротворяющий бальзам", институтство, свидетели, социальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments