Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

Скаредность воспоминаний: в сундучок, прозапас, в нужный час - не в бровь, а в глаз...

Работать сейчас хожу в другое место и... рада премного. Потому что хожу в места своего детства - с неглубокой, исторической, истерической речушкой, с пыльной дорогой, котельной, трубами, колючей проволокой, разрушенной картфабрикой, больницей, церковью, моргом, ветлечебницей и ощущением моря за домами. В серые дни с небом цвета мглистого серебра это чувство обостряется до привкуса пресного балтийского залива. Тут нет ни капли соли, ни ветерка, ни чайки, ни вздоха никакого даже, но нет высоких домов, которые загораживали бы небо. Впрочем, сейчас уже есть, но я упрямо смотрю мимо.
Там повсюду встречаются куски неуходящего никогда детства: гараж, где ржавеет тяжёлая старая кама, звёздочка которой оставила мне зазубрину на ноге, но с годами ямка потускнела и скрылась; память о часах, проведённых в пыльных гаражных улочках - дедушка чинит машину, а я слоняюсь вокруг, пинаю какие-то подшипники, глажу собак на цепи, бросаю в лужи камешки, отчаянно скучаю, сижу, прислонившись спиной к каменной стене и опускаю глаза так, чтобы видеть только флаги на соседнем доме - тогда можно думать, что это просто остатки моего разбитого флота.
На берегу стоят новые дома, куда мы ходим в гости - я готова идти туда в любое время суток, потому что там есть чудо из чудес - видеомагнитофон. Называю это "волшебным кино" и постепенно привыкаю к мысли, что заказ всё-таки ограничен: с годами я знаю весь репертуар волшебной тумбочки под телевизором. Там есть большая комната с двустворчатыми дверьми, огромный диван, в котором я сижу царицей Савской, поджав под себя ноги и попивая сок. Не отрываюсь смотрю всё - от диснеевских мультиков и до "Унесённых ветром". Меня никто не тревожит - мне того и надо.
В том же шоколадно-кожаном диване к часу ночи начинала дремать. Потом врывается огромная чёрная собака - самая умная из всех собак - настырно вылизывает лицо и уши. Собака любит лежать посреди комнаты и можно лежать у неё между передних лап и чесать ей грудь. У пса всё черное, только язык розовый и всё время высунут. Он умеет брать им конфеты с ладони, не коснувшись даже губами. Понимает почти все слова и запрограммирован на охрану детей. Там есть дети, и я с ними даже играю - играем часами в экспедиции, прячем еду по всей квартире, бросаем лизуна в стены, пачкаем, детей страшно ругают, но я смотрю на это с холодным любопытством гостьи. Сперва я не была от них в восторге, потому что в первую нашу встречу мальчик ненароком воткнул мне острие пластмассовой шпаги точнёхонько в глаз - я поревела, всё простила; дети боялись, что меня уведут, больше не приведут, а их родители убьют за такое. Дети эти другие - они едят какао ложками, а я равнодушно пожимаю плечами: я не люблю сладкое. Старшей девочке целых одиннадцать лет, и я не осмеливаюсь спросить: почему она всё ещё живёт с родителями? Девочка играет с нами с удовольствием и неистощимой фантазией. Спустя несколько лет перестаёт - и это не перестаёт нас удивлять. От нечего делать - теперь власть в руках главного идиота - начинаю пугать младшего мальчика, выключая свет, выбираясь из-за дивана с игрушечным мечом, подсвечивая лезвие электрическим фонариком:
-Окровавленный меч появляется на стене в полночь...
-Прекрати, - нервно говорит мальчик.
-Молчи. Этим мечом бастард Мордред убил короля Артура...
-Перестань, пожалуйста! - я тебе конфету дам, если перестанешь...
-Нафиг мне твоя конфета, - холодно изумляюсь я.
-Тогда давай в школу - ты же любишь в школу, а?
-Давай, - нехотя соглашаюсь, кладу фонарик, включаю свет.
Вытаскивается доска, мел, я становлюсь возле и командую:
-Руки на груди сложи крестом! И повторяй за мной: "Свет солнца золотой нам озаряет день, и Дух в душе живёт, и силу нам даёт..."
-В нашей школе так не делают, - пробует возражать мальчик.
-А у нас делают, - нажимаю я, уверенная в своей правоте.


Домой идём по чёрным улицам, а чёрные трещины и ветки деревьев качаются на тротуарах в неярком свете фонарей. Это были красно-кирпичные дома, а в серых - старинных - живут ещё мальчик и девочка. От девочки мне достаётся жёлтое подсолнуховое платье и колечко со стекляшками, которые дороже всех бриллиантов, от мальчика - много синяков, золотых искр из глаз. Надеюсь, что ему тоже доставалось изрядно - пару раз я столкнула его с горки и раза два с качелей.
Зато у нас был тайный язык, и ещё мы целыми днями играли либо в войну, либо в фишки. И я мудро радовалась, что болезнь Гаврика и Пети Бачея меня не коснётся: фишки все были его, поэтому он не проигрывал, я не выигрывала, а только злилась, что у меня плохая сноровка.
В соседнем дворе строят новый дом - один-единственный за все девяностые - красного-прекрасного кирпича. Почти брусничного, почти цвета шведского торпа. Там есть нескрипучие качели. Сегодня на них и качалась, дорвавшись - в девять утра там есть только низкое небо и стригущие воздух стрижи.
На одной их этих же улиц я падаю в груду битого стекла - это была разбитая водочная бутылка. Только успела выставить вперёд руки, в которые воткнулись хрустальные осколки, а из глаз полетели не менее хрустальные брызги. Бабушка особенно не волновалась по-поводу таких пустяков - промыла руки и перевязала своим платком. Ангелы обо мне в очередной раз чудесным образом позаботились - следов не осталось. В детстве вообще ежедневные чудесные спасения происходят, замечали?

Во дворе там есть столярный цех, где делают гробы. Это меня перестало смущать ещё в детстве, а тех, кого я сюда водила, успокаивала: "это рай, понимаете? - такое место особое... тут защищённая территория, ничего тут не случится - раз, пограничное пространство - два".
Двор находится в низине, и все окружающие дома защищают сверху. Утром солнце только пробегает по окнам и балконам, выходящим на восток, а я представляю, что живут в одном из этих окон - я до сих пор там живу, наверное.

И ещё там есть супермаркет - гавань от всех метафизических бед. От материальных бед спасенья нет - это ежу понятно. Помню, что там прозаическим образом погас свет, и мне пришлось оставить наполненную корзинку на выходе; но в темноте там было ещё лучше - полки со шведскими селёдками светились серебристо-розовым, серебрянные тюбики паштетов сверкали, как патрончики красок художников, холодный воздух приносил запахи не гриля, а мороза и снега с улицы.
Именно там я впервые в жизни стала поддаваться греху чревоугодия, познав прелесть плюшки с повидлом, которая испечена не тобой, а как бы "для тебя", вкус розового сиропа с кольцами лука и гвоздиками гвоздики; сладкую горечь шоколадки с лимонными корочками, шуршание пакета, открытие которого пахнёт на тебя корицей и неметчиной; что венский хлеб вкуснее для тостов, чем просто хлеб, а ещё есть такие пошлые пирожные, типичные для школьных буфетов, которых я избежала в детстве, и поэтому всё это было неизведанным, загадочным и притягательным - куда более притягательным, чем сигареты, например...
И я рада, что всё это не свалилось в один миг, а приходило постепенно, хотя разочарования всё равно избежать не удавалось. Увидев рекламу мороженого "skittles", обратилась к более старшей и сведущей подруге:
-Ты пробовала?
-Да.
-И что?
-Что?
-Правда, что всё вокруг становится из красного - зелёным? - замирая спросила я.
Подруга рассмеялась и сказала: - Нет, конечно.
Молча заглотила огромное разочарование. Мороженое пробовать не стала - соврали и лишили чуда. Затаила горькую обиду.

Потом детство кончилось, мы переехали, и я перенесла всё это в тайные ресурсы и прозапасы. Моя юность растиражирована мною же, я выжала из неё поверхностное и теперь пользуюсь этим, как художник пользуется старыми и выдавленными тюбиками. Детство же напоминает тот сундучок в профессорской квартире - сундучок с печеньем на Рождество и на Пасху. На рождение, на смерть, на опять воскресение: погрызёшь каменный пряник, поплачешь, утешишься и опять за старое - терзать свою юность, не жалеть и гнать молодость, но лелеять детство, чтобы сохранить что-то на старость.
Tags: once upon a time...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments