Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"видеть солнце порой предрассветной - только так можно счастье найти"

- Майя, Мари и Комсомольский парк (ночью не придумаю, как его обозвать даже)

На день рождения я шла напряжённая и угрюмая: все, думаю, догадываются о моих отношениях с этим чудным праздником, а также с конкурсами, тортами, тостами и друзьями - потому что друзья моих друзей - не мои друзья всё-таки (да, знаю: непедагогично, бесчеловечно, плохой пример для подражания, я обещаю когда-нибудь исправиться). Но кроме нас были только немка Мари и одноклассница, которая Хэлен.
Поэтому я помолчала и постеснялась положенное время, а потом началось - "хи-хи-хи", да "ха-ха-ха" - все догадались, почему я в друзья выбираю меланхоликов и флегматиков? - на их фоне я веселушка просто. Ярославна нужна для гармонии - она тоже из породы "тра-ля-ля":).

Зато сразу вспомнила лето, когда я была в возрасте наших абитуриентов, а у Филибера был день рождения - Ярославна была на море, но были мы с Майей и ещё одна их одноклассница, которая привела с собой мальчика-немца Мартина, которого мы не видели ни до, ни после, ясное дело. Тогда Филибер и Майя не слишком хорошо говорили по-немецки; а Мари же очень неплохо говорит по-русски, поэтому это не вызывало никаких затруднений.
Майя, подходя к площадке в полузаброшенном парке: - А ещё тут есть... Аня, как вертолёт будет?
-Helicopter.
Мари: - По-немецки это Хубшраубэр.
Мы: - Чё-о-о?
Мари: -Ну хэликопта, конечно, тоже все поймут...

То есть моя мрачная боязнь вечного недопонимания не подтвердилась (впрочем, я чаще по-русски недопонимаю, но с такими днями рождениями я завязала, когда они перестали быть детскими - не подумайте, что я совсем дикая - я честно ходила к соседу Сане, где играли в "каравай", и выбирала его бабушку Женю, то есть у меня есть опыт, и я не на пустом месте тут пишу).

Вышли на улицу, я воскликнула: - Смотрите, какая туча! - а сама отвернулась и преспокойно принялась губы красить, пока они разглядывали.
Ярославна, поворачиваясь: - Какая ты хитрая!
Подходят остальные, и Ярославна тут же принимается рассказывать им эту историю.
Идём дальше, я вижу в чьём-то окне игрушечного слона и восклицаю: - Смотрите, на пятом этаже слон, и я не крашу губ!..
От подобной фразы все жители окрестных домов высыпают на балконы и с любопытством провожают нас глазами.

За столом вдруг Майя произносит реплику из спектакля, и мы вспоминаем, откуда тот персонаж возник, как попал в нашу пьесу.
Майя: - Ярославна, расскажи ещё ту историю!..
- Но я же её вам рассказывала...
Майя: - Я не помню всех подробностей.
Мы с Филибером, хором: - Расскажи-расскажи! - мы ещё раз послушаем с удовольствием.
Ярославна, довольно: - Я чувствую себя бабушкой с внуками: - Баба Яся, расскажи нам ещё раз ту историю!.. хорошо, внучки, эта - моя любимая! Слушайте...
Но слушать мы не очень могли - мы смеялись, а в перерывах между всхлипываниями, пытались наперебой дополнять.
Смотрим фотоальбомы, доходим до альбом с Ольхоном, куда мы ездили в то лето, когда я была в возрасте Майи. Тогда в её день рождения электрифицировали остров, поэтому мы весь вечер смотрели фейерверк, прильнув обгоревшими от солнца лицами к деревенскому плетню. Разумеется, никакие последующие фейерверки в моей жизни не смогут затмить тот.
Помню, что у меня самой кончились восторженные залпы: - Этот салют будет Майин!.. А этот - Нэнсин! А этот... - и так для всех.
Помню, что на сороковом я сказала: - А это... это... моя будущая собака, что ли?
И оглушительный залп выстрелил в чёрное-чёрное небо, рассыпавшись золотым дождём.
Филибер сказал с глубокой нежностю: - Аня, я люблю твою будущую собаку.
Потом мы сидели в чёрной бухте на холодном песке, а в темноте подплывала чёрная баржа, где не очень трезвый, но очень талантливый музыкант играл на саксофоне. Мы даже общались в темноте с берега, когда голоса летят по воде, и всё кажется немного... как во сне?

Прошло столько лет, дети уже выросли, а я всё ещё нахожусь в том блаженном возрасте, когда все кругом меняются, а ты можешь позволить себе непозволительную ни до, ни после роскошь - остановить время, ибо "дети могут стать взрослее, только я не постарею".

У Филибера тогда на дне рождении была сестра, которая училась в средних классах и говорила: "когда я вырасту - я хочу быть, как Аня", а я вежливо шутила: "упаси бог". Теперь его сестра давно студентка, она совершенно нормальна, я спокойна и... не изменилась почти.

А вчера мы шли, как обычно, к бабушке, а из-за дома вышла светловолосая девушка на длинных-длинных ногах, из тех, что "ах" и работают где-нибудь в ночном клубе. Вычислив подъезд, сообразила: - Кажется, эта та девочка, лет на пять меня младше, с которой я играла в детстве - у неё был один-единственный костюмчик, тощая светлая косичка, ясные голубые глаза, и мы копали ямки под деревьями - я прятал на дно "секреты" и "сокровища". Теперь она выглядит старше меня на десять лет, и явно у неё другие секреты. На моих глаза выросло и постарело столько людей, что я уже практически уверовала в своё "питерпэнство", хотя это не всегда постоянство. В каждом возрасте я с удовольствием задерживаюсь на несколько лет дольше, узнаю больше и переживаю ярче.


Комсомольский парк не изменился: может быть, трава стала выше, а ржавчины больше... всё тот же списанный ту-104, разломанный хэликопта, волшебная карусель из "Мэри Поппинс", но только с лошадками и верблюдами, та же фанерная будка для билетёра, заросшие асфальтовые дорожки, выросший из земли стол для тенниса, какие-то железные брусья, перезимовавшие и восставшие из-под снега, объявление о том, что этот парк является частью городской культуры, ибо авиазавод от него избавился в девяностые годы.

Те же нацеленные ракеты боевого серебристого самолёта с красными звёздочками - кажется, это як-28, взмывающего в небо с трамплина. Колонны "фабрика-кухня" (одним словом надо говорить - быстро, как в детстве), руины аллеи славы в парке - мемориал перенесли к заводу и боевому самолёту. Вокруг самолёта заросли жёлтой уже рябины; тополя тронутые ржавой болезнью, и пожилая усталая мама, которая тащит за руку беленькую девочку и не сердито кричит беленькой девочке постарше: - Вера, Верка, ты упадёшь! - девочка тоже не прочь протереть штаны о трамплин, с которого многоцелевой боевой самолёт взмывает в небо.

Домой я увязалась за Ярославной и хихикала в машине, потому что у Ярославны музыка вся знакомая, поэтому я могу начинать с каждой строчки - и с каждой строчкой связан определённый год; а по улице Леннона идёт Мариэтта Николаевна, и волосы у неё вьются от ветра; дорогу переходит папа А. и А., и он вышел из рынка, откуда он несёт продукты в свою сторону улицы, а я - в свою. И ничего не меняется. Пока. И слава Богу.


- хотелось бы написать, что у Майи есть личный самолёт, но это будет уже слишком:) - это просто самолёт, отданный на разграбление детишкам, ржавеющий в старом парке; там есть ещё вертолёт, но просто у меня фотоаппарат съел часть фотографий... когда-нибудь - лет через десять - выпрошу у Ярославны - покажу вам всё остальное:)

- стандартный набор: "ветерок", "юнга", "солнышко" и "колокольчик". Майя говорит, что была ещё "ромашка", но её сломали... а в моём парке никакой ромашки я не помню... зато был "вихрь"!..



- киндертарий за забором:)

-Хэлен;

- именинница;
Tags: "друзей моих прекрасные черты", "незачем иметь этот город без...", о маммиблюблюблюблю, свидетели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments