Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"И тот горчайший гефсиманский вздох..."

Шла и ехала вчера на работу - а до неё всегда так долго-долго... невыносимо. И всегда примерно в одну и ту же сторону - уж так исторически сложилось, что живу я на одном берегу, а за деньги иногда езжу на другой.
И раз в год-два там обычно случается незапланированная прогулка - то я раньше приеду, а это в моём случае что-то неслыханное (!), то просто остановку перенесут. Помню, что в Майкотрудском я гуляла иногда про "бродвею", как это там называлось, в сторону заката. Всегда доходила до границы с другим (точно таким же) микрорайоном, спускалась по лестнице, а потом покорно поднималась обратно. Там ещё был большой, новый и полупустой супермаркет, где была страшная тоска - там продавали всё: от метёлок и совков, до детских аляповатых книжек. Один раз я там долго и упорно покупала шоколадку - даже они мне там не нравились - хотя все понимают, что риттер спорт он и во Франкфурте такой же... что на Одере, что Майне, что где-угодно на Рейне.
Сейчас я работаю в соседнем доме, с тем, где работала несколько лет назад, но такое разнообразие - теперь хожу по заасфальтированной дороге, по которой можно было бы даже катать коляску, если бы не сотни машин, которые там проносятся. Иду я по обочине долго и упрямо, сунув руки в рукава и вперив взгляд в католический храм который виднеется вдалеке. Домишки вокруг разные - и деревянные, и каменные, и старые, и новые и... такая же немецкая гамбургско-бюргерская тоска.
Помню, что я как-то сказала Нэнси: - Ну, и там тупая такая типовая застройка, как в американском кино, но только в европейском...
она: - И такая же тоска, как в иркутском, да? несмотря на крыши черепичные.
-И типовых садовых гномиков, - кивнула.

Нет, ну иногда и тут милая бедная геранька мне в окошке глянется... и такая сладкая и жуткая тоска, как в "Бедных людях" - бальзаминчик, геранчик, ангельчик... сперва там конфеточки, оборочки, кулёчки, зубки, щёчки - там и до вкусняшек нынешних рукой подать; слёз умиления, впрочем, не вызывают.

У меня сердце ныло, но я себя успокаивала - на уроке всегда проходит. Когда обратно выходишь, правда, опять ноет, но на время урока ты хоть как-то застрахован.
Ребёнок ходит в зимних мягких сапожках в сочетании с ещё летним платьем с бабочками и sweet flowers, которые я каждый раз вычитываю - надписи на платьях и кофтах ведь разные.
Малышка доросла до Нэнсиной книжки с коробочками - поддеваешь пальцем крышку, а внутри - картинка.
Придумали такое: она открывает, а я объявляю ненормальным голосом: "breakfast!", "a beetle!", "a spider!", "sho-o-oe!", "mama's jewellery", "lollipops!" - в зависимости от того, что оказывается в коробке. Разумеется, каждая вещь вопит, шепчет, бормочет или хохочет своим голосом, и ребёнок топает ножками и хохочет - вот это, я понимаю, успех у меня!..

Помните те магнитофонные плёнки, с которых мы когда-то язык учили? - там женский или мужской голос говорит слово, а потом пауза - ты повторяешь. Вот эти несколько секунд, которые они терпеливо оставляли нам для повторения - до сих пор люблю. И даже эти наигранные бодрые интонации. И воспроизвожу даже с удовольствием.

Почему-то из пластилина лепила белые декадентские розы и аккуратно укладывала в коробку. Дитя самозабвенно их нюхало и говорило: - "Nice!"
я, по-русски: - Не пахнет ж ничем...
-нет! нет! - разубеждало меня дитя.
Вместе лепили милых белых червяков - они могут ползать, складываясь, по всем поверхностям, и я сама к ним привязалась всей душой уже.

Долго откапывала со дна ящика с игрушками пластмассовых рыб с носиками, подбитыми гвоздиками, а к ним - удочку с магнитом. Рыбы из "Немо" меня бодрят - у них такие разные мордахи! - я люблю плавать всеми по очереди; ещё придумала игру в "Горлума": размахивать перед ребёнком удочкой с рыбой, а она её ловит; наоборот приходится долго поддаваться - или ловить только левой, чтобы честно. Иногда я думаю: вот бывает рыбак с таким жутким акцентом, как у меня, где-нибудь на пороге Темзы?

Мы теперь целый час наслаждаемся обществом друг друга в крошечной закрытой комнатке метр на два, но вообщем-то научились жить вместе. И думаю: она вообще молодец! - меня час выносить - надо уметь.

Чтение русских книг на английском языке вызывает смешанные чувства - я старательно избегаю русско-народных книг, поэтому с облегчением вздыхаю, когда дитя тянет из ящичка книжку с Томасом Лермонтом, которого я уже навострилась толковать для двухлетнего ребёнка; русская Литтл Рэд Райдин Худ умиляет меня тем, что в ней волка убивают и делают из него коврик - на коврик ставят столик, а за столиком бабушка и внучка пьют чай с сушками и вареньем. А дровосеки!.. в английской версии это либо охотник, либо лесничий, поэтому я уже окончательно запуталась и мысленно говорю мультяшным голосом: улыбчивые маньяки с топорами!
Мы много книг толкуем, поэтому я помню только парочку - самых популярных. После седьмой книги подряд я начинаю бастовать и склонять к рисованию - думаю, что это реакция на книжную институтскую премудрость.

Обратно я еду какими-то немыслимыми кругами и всегда мёрзну в это время года. Особенно, если солнце. И каждый раз надеюсь встретить ту толстую тётю в малиновом пальто, к которому я раз приваливалась, когда меня знобило; у меня всегда подсознательный страх умереть в этом грязном, никогда не мытом автобусе, в котором всегда чувствуешь себя бедным и больным.
Иногда думаешь, что трижды-четырежды в день быть бедным и больным - это слишком и... позволяешь себе прогулки, а там... улицы без тротуаров, типовые домики, огороды, буераки, яруги-овраги, но главное, что этот странный осенний воздух, который так ранит горло и обжигает лёгкие - те самые гефсиманские сады, о которых в стихах. И вздохи.
Tags: "где ступают мои лодочки", o mummy mummy blue, о маммиблюблюблюблю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments