Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

"я иду спиной, чтобы не смотреть, чтобы не успеть, чтобы опоздать к часу... "

...когда они будут петь оду От - стороне От"

Ольга Арефьева


Утром пришла в институт и удачно попала - прямо на экзамен. Заодно узнала, что завтра тоже, но завтра не совсем про меня (а я же хочу сниматься в главной роли, вы же понимаете...). То есть сейчас надо сесть и учить то, чем я занимаюсь уже много лет, но только я неправильно этим занимаюсь, и надо быть осторожной, чтобы не брякнуть что-нибудь про то, чем я занимаюсь. Чтобы достигнуть гармонии с миром, думаю, мне не хватает птицы-тройки за преподавание лит-ры. Ну, куда мне до тех, кто доклад читает с бумажки - в мои-то годы этому не научишься уже...

Люблю я сдавать один экзамен - садиться напротив со списком, чтобы меня спрашивали: - А это читали? А это?
и я буду скромно кивать: - Читала! Читала! - и честно отвечать.
-Умница! - скажут и... отпустят с миром, поверив на слово.
Остальные, впрочем, тоже отвечают честным голосом, но иногда попадаются. Так одна Пэнси Паркинсон попалась, когда её вдруг спросили: - А о чём рассказ Толстого "Рубка леса"?
-Это когда крестьяне поехали в лес за дровами, - вдохновенно начала Пэнси Паркинсон.
:)
и получается, что в институте выстраданы только четвёрки - и дороги только они.

Потом я ещё приезжала вечером, но успела на концерт Ольги Арефьевой. По-моему, я переборщила с той самой эпохой, которую тут позиционирую с начала осени - когда по сцене поплыли клубы дыма, то сразу - детство и "айсберг в океане".
Мы с Ярославной прыгали и хлопали, Филибер больше хлопал, и все трое пели так громко, что друг друга слышали сквозь шум. И я даже к концу сумела как-то позабыть, что мне это всё вот никак не даётся - у меня такое чувство, что мне ударными дробят позвоночник, а внутри что-то подозрительно ухает.

И я прыгала, хлопала и думала о том, что я когда-то это так любила, что просто умерла бы, наверное, от радости, если бы услышала это: "ты-ы-ы будешь играть им на флейте, флейте, флейте-е-е...", потому что я тогда была одна, и вся была скрученный внутренний вопль:
О-о-о, я хотела бы плыть в воде
И в небе лететь,
Я б хотела расти в лесу зелёной сосной,
Господин мой Смерть...


А сейчас я всё больше хочу быть такой немолодой тётенькой и заниматься землеустройством - это когда ты уже прикупила и картонное пальто, и фарфоровую шляпку, и цыплёнка на цепочке с котёночком в мешке...

Ольга Арефьева всё также прекрасна, но Ярославна сказала фразу, которую я у неё украду и буду лепить всем своим героиням - "лицо, измождённое талантом". И все её песни о любви так хорошо вписались бы в милый столичный подвальчик, где все курят... (у нас, в девятнадцатом веке, курили опиум - тут я могу присягнуть!), а в этом милом провинциальном городке с красным плюшем кресел и красными костюмами тётенек-билетёров всё это смотрится как странный нереальный сон, но я рада, что попала в него сегодня.

В шесть лет я всё смотрела "Красавицу и Чудовище" и очень понимала тот момент, когда Бэлль вдруг поднимает голову от книжки, прижимает её к груди и вливается в общий хор, в той же тональности, но в другой страстности:
- There must be more than this provincial life!
(должно же быть что-то большее, чем эта провинциальная жизнь!..)
а Гастон заканчивает: - Just watch, I'm going to make Belle my wife!
в этом было что-то ужасно милое, опереточно-пошлое... ах, если бы опереточно! - к сожалению, это и есть жизнь.

Ну, после дня института мне и воспоминания юности помогут... как вы понимаете, на танцы я сегодня не вырвалась, поэтому вырвалась вечером, как молодая, чтобы не не делать из литературы религию - я этим занималась двадцать лет и сорвалась, кажется...

P.S. Хочу новый тэг "...и чудовищно поглупела" - но я погожу пока... может, одумаюсь ещё?

Зато вчера пели "осень", "панихиду по апрелю", "дорогу в рай" и "на хрена нам война"... это всё не совсем "мои" песни, но они просто должны были быть - иначе нельзя. Сидела и упорно ждала песни про осень - нужно же её как-то наверстать - не всё ж институту быти...
Tags: "она же рече: по истине лжа то", институтство, мой ХХ век, свидетели, чужие слова
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author