Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

"в стране, где срывается жизнь с петель и снег бросается с крыш"

В электричке Мальта-Маленький чеснок женщина в железнодорожной форме:
-Граждане пассажиры! Доброго утра желает вам Восточно-Сибирская Железная Дорога! Вы можете купить газету "электричка", в которой сообщается о переходе на зимнее время, изменении в расписании и... ну что ещё? Про пенсию статья есть хорошая - поднять обещали... ещё пишут, что по мимике человека можно узнать, так сказать, о его жизненном опыте... ну ещё, когда капусту срезать...
Мы с Филибером просто полегли от хохота. Тётенька договорила что-то и продолжала в том же бодром дикторском духе, в котором начала.

В вокзале Засолья Убийского. Женщина-кассир:
-Вам чего?
-До Ижуцка на семнадцать тридцать.
-На полшестого?
-Ну, да...
-Так она простая... ну, хорошо. Дам один полный.
Филибер: - Мне тоже до Ижуцка на семнадцать тридцать.
-На полшестого?!
-Да.
-Двадцать, т.к.ты учишься. То есть девятнадцать... то есть вообще восемнадцать... тьфу, совсем я уже... я домой хочу!
:)

В Засолье я всё куксилась, капризничала, грызла леденцы от горла, куталась в кофту, то велела всем петь, то говорить, то молчать. Невыспавшийся Филибер с декадентскими кругами под глазами, мужественная и невыспавшаяся Елена, её невыспавшиеся родители и сонные звери - все мы героически общались, но потом я уселась смотреть "Сумерки", т.к. мне интересно, чем там дело кончилось.
-А секс там будет? - спросила я с интересом.
-Анна, это же для детей!
-Каких детей?! - возмутилась. - Там все так страстно сопят и стонут, что это искупляет даже нелепые спецэффекты.
-Аня, они это иначе понимают...
-Да ну... надо ученикам это показать, а самой сесть и смотреть за реакцией - всё подробно и быстро записывать.
Предложила гадать по своей литературной методичке - чё с ней ещё можно делать? Выбирали имя для кошки - два раза выпала Бедная Лиза, раз - Беатриче (просто Биче - чё уж церемониться будем), остальное выходило вообще трагическим, но друзья сказали, что русская литература вообще вся трагическая - по ней, мол, гадать нельзя.

Лучший Друг тут как-то пожаловалась: - В кои-то веки проехала в твою сторону - пещерку копали. Ехали с алкашами и готоптой всю дорогу в тамбуре. Нас с подругой прижали какие-то цивилы, чтобы было удобнее смотреть в окно. Говорят:
-О, клёво... как в магазине - будем девок, б..., выбирать.
-О, смотри, корова какая... а та ничё да? ты бы с этой стал?
-Не, это худая, а та толстая... вон сидит красотка...
-А эти две? - и показывает на нас.
-Не, эти маленькие ещё. Нельзя.

Какое облегчение я испытала!.. как ты там ездишь?
Уже выучила многих нищих, побирушек, исполнителей, певцов и прочих участников войны.

Зато Филибер сегодня сидел с девушкой, которая читала книгу на каком-то романском языке - я не поняла, т.к. сидела напротив, а вверх ногами читать неудобно было - и далеко.

А я потом сидела напротив пары: он - вусмерть пьяный мастеровой (ага, бодрый подмастерье, ремесленник из городка Габбе и всё-такое), она - прилично одетая молодая женщина, но тоже пьяная. Слушали плеер и спали. Потом у женщины выпал из рук узел. Бабушка божий одуванчик в тот момент мимо проходила, нагнулась, всучила ей узел:
-На руку намотай, а то опять заспишь и проспишь сумку-то...

И вороны, и моя кофта на пуговицах-желудях, как у Венди, и шарф в три обмотки, и сухие стебли травы, согнувшиеся под тяжестью снега, и горькие леденцы за щекой, и шуршание книжных листов, рассыпающиеся от усталости тетрадные клеточки, стучащий болью висок и хруст ледяной корочки под каблуком... всё это дрожит, пульсирует, живёт и дышит:

Запах пены морской и горящий листвы
И цыганские взоры ворон привокзальных
Это осень мой друг, это волны любви
О вещах шерстяных и простудах банальных

Кто зубами стучит в облаках октября
Кастаньетами клацает у колоколен?
Это – осень мой друг, это клюв журавля,
Это стук созреваемых в яблоне зерен

Лишь бульварный фонарь в это время цветущ
На чугунных ветвях темноту освещая,
Это – осень мой друг, это свежая тушь
Расползается, тщательно дни сокращая

Скоро всё, что способно покроется льдом
Синей толщей классической тонкой обложки
Это осень мой друг, это мысли о том,
Как кормить стариков и младенцев из ложки

Как дрожать надо всеми людьми
Словно ивовый лист или кто его знает
Это – осень мой друг, это слёзы любви
Ко всему, что без этой любви умирает.

Юнна Мориц


P.S. Фотографии сегодня Филиберовы:














Tags: "где ступают мои лодочки", "друзей моих прекрасные черты", запечатления, свидетели, социальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments