Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Сходила к Сологубу. Ну, куда ещё в этой тьме можно податься?
Это было, когда ещё:
Сухая, тихая погода.
На улице, шагах в пяти,
Стоит, стыдясь, зима у входа
И не решается войти.

Зима, и всё опять впервые.
В седые дали ноября
Уходят ветлы, как слепые
Без палки и поводыря...

Не спрашивайте, к чему здесь Пастернак только... я просто стихи Сологуба не люблю. Хотя они чисты и прекрасны - юные девы трепещут в объятьях змеев, все выпивают из рубиновых или изумрудных флаконов яду, белые лилии слабо светятся во тьме ночи, а в конце все тихо струят слёзы... жили же люди без Интернета!..

На прошлой неделе заказала книг, одну бумажку швырнули обратно "редкий фонд!", пожала плечами и сунула в карман, не глядя - и чёрт с ним... завернули назад, конечно, эммигрантского "Мелкого беса" - просто хотела взять полистать - интересно же... этот тот, который "Берлин-Петроград-Москва" Грежебина (ну, все, кто надо, помнят).
Вчера прихожу, а мне дают какой-то полуистлевший кирпич со знакомой по картинкам обложкой - дали. Уж и не знаю, чего бы мне ещё попросить - чего душа не пожелает... видимо, штанов на зиму я себе не желаю всей душой - недостаточно рвения. Сегодня час мерила что-то, в чём я похожа либо на мешок картошки, либо на Санкюлота из французской революции, но никак не на себя.

Листаю "Пламенный круг" Сологуба от 1908 г. золоторунного издательства: переворачиваю бумажную обложку, первый лист, второй, кальку и... под портретом Сологуба... автограф. Самый настоящий! - чернилами. Даже чуть смазано и отпечаток пальца... Подпрыгнула, потом понюхала, к глазам поднесла - нет, самый настоящий...
А то я привыкла - смотришь от 22-го года "Царицу поцелуев" издательства "просвещение наступившей эпохи" или что-то в этом духе, там написано:
"Впервые! издано на рисовое бумаге в кол-ве триста экземпляров! каждый подписан собственноручно автором!", а ниже - репринт.
А тут чернила уже выцвели, поэтому цвета бурой крови - они всегда через сто лет такими становятся...

Отложила, а книга-то старая - рассыпается, лист с калькой возьми - да и выпади опять на стол.
-Клептоманкой меня хочешь сделать? - укоризненно сказала я книге. - Нет, я не библиофилка... я разгильдяйка, и я не настолько декадентка. Плохо тебе тут, что ли? - лежи себе в подвале...
и быстро сдала, чтобы от греха...
-Унесите! - говорю, махнув лапкой.

А жестокая я девица... пожалела бы старика, да? - не хочет в подвале лежать...

Взяла "Дорожный костёр" 22-го года, который в такой милой обложечке как обои... тогда модно было - у неё чуть-чуть верх обгорел, но в целом сохранилась тоже хорошо... только в некоторых книгах хозяева тренировались в стихосложении - ямбы и хореи рисовали простыми карандашами...
И не спрашивайте, что это за золотая жила, на которую я напала... это только Сологуб ко мне пробился во глубине сибирских руд - никаких других декадентов нет: «Приди ко Мне, люби Меня», видимо, символистам всё хочется пробиться как-то...
-Ребята! - проникновенно говорю я, прижимая руки к сердцу. - Я не тот человек, который вам нужен! - у меня от вас глаза болят, и вообще я здесь сижу уже полгода, а проку никакого...
Символисты угрюмо смотрят с портретов. У некоторых из них захватанные уголки страниц, а кто-то в пятнах крови, соплей, супа и слёз. Ну, хорошо! - не крови, конечно, но варенья...

В библиотеке страшно, как стемнеет... там не везде свет горит, а только там, где читают и выдают, поэтому я себя чувствую как в школе, когда свет погасят - перебежками всё...

Сегодня день вполне лондонский - те самые струящий слёзы ноября почему-то теперь и в Сибири. После обеда распоясалось (от рассупонилось, но наоборот), снежок пробрасывать стал, но я всё равно ходила хмурая и ненастная.
Но, пожалуйста, включите предыдущий трэк! - мне нравилось с похрустом и морозцем, а этот европейский ноябрь оказался тем самым, из зарубежной литературы.

Только что и выпросила у мамы пряжи в магазине, где кончился зелёный оттенок, поэтому я не могу довязать шарф, а значит, что придётся перейти сейчас вообще на другую цветовую гамму; а ещё зашла в мир Гарри Поттера - это то место, где кривые зеркала и обои со сказочными героями.
Походила там одна при тусклом электрическом свете и... успокоилась - и никого не надо и не хочется наконец-то! - один Сологуб и мил. На время каникул хочется только лежать в креслах и лениво ногой (рукой? хвостом?) отмахиваться.


И напоследок цитата:

"Дорогая Кайса!
Слава Богу, ноябрь скоро кончится! Я люблю почти все месяцы, но ноябрь, верно, тот, с которым я больше всего на ножах. В английских книгах юные девушки всегда гуляют в самую скверную ненастную погоду, позволяя дождю ополаскивать их лица, и здорово наслаждаются. Зато у них у всех прекрасная кожа, но, должно быть, в Англии совсем други дожди. Когда я ходила в школу по утрам и дождь лил как из ведра, я несколько раз честно пыталась чувствовать себя англичанкой и позволяла дождю плескаться на моём лице. Но всё это насчёт прекрасной кожи - враньё. Вместо лица, похожего на яблоневый цвет, который я надеялась увидеть, когда, придя домой и дрожа от ожидания, смотрелась в карманное зеркальце, на меня глядела изрядно посиневшая физиономия. И я приняла решение не становиться красивой. Так что теперь я - та, что, съёжившись под зонтиком, пускается в путь и бежит по улицам, словно маленькая серая водяная крыса".

Астрид Линдгрен
Tags: "а я ему такая говорю...", деграданс, литердевочка, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments