Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"Белая скатерть, разбитые блюдца... девочка плачет - девочки смеются..."

Филибер считает, что я в очередной раз крепко влюбилась со сроком 3-5, 8-10 лет, или во всяком случае где-то крепко приложилась головой. Он волнуется. Он знает как никто, что я влюбляюсь в тех, кто а) никогда не полюбит меня; б) в тех, кто мне не подходит; как любого творческого и трудного человека меня не интересуют лёгкие пути. Поэтому он приготовился пережить со мной ещё десять лет непрерывных изощрённых страданий, и сушит сухари, чтобы было с чем проводить следующий уик-энд.

Но я смеюсь не потому... я смеюсь от усталости и восторга, который охватывают любую молодую и резвую женщину, когда ей дают развернуться и поработать (помните Марту Кетро?). Правда, я стала задумываться: как моя мама умудрялась ездить в школу дважды в день в течение десяти лет, переходя из класса в класс, но при этом заходя на рынок и готовя нам обед. Она делала со мной уроки, занималась котами, нами, а ещё у неё было больше классов, и те были старше.
И ни одного урока она не провела по учебнику.

Кстати об учебниках. Сегодня я подошла к ученикам и сказала: - Мальчики! А кто даст мне учебник по лит-ре, чтобы я подготовилась к вашему уроку?
-Я! - хором сказали ученики и опрометью кинулись за учебниками.

Пока я стояла опустив глазки, то думала: - Вот это успех, а? - ещё десять лет упорного труда и мне будут так сдавать тетради с домашней работой. Но если бы такая реакция была на десять лет раньше - как было бы приятно!.. но, боюсь, что тогда я была невнятным существом с мрачным взглядом из-под капюшона, а теперь я всё-таки солидная дама в очках и с бантом на шее.

Усердие, конечно, похвально, но я и сама понимаю, что эта как раз та вещь, которая жжёт сердце и руки, поэтому её надо сбыть поскорей.
Заполучив оный - отправилась колупать часть урока "реализм" (ну, герой Фонвизина недалеко ушёл от реальных детей, если быть предельно откровенной).

В общем, теперь я чувствую себя последней сволочью, сказав подросткам, что они читают так, как митрофанушки - по слогам. Не соврала, но сволочь. Они же не могут мне ничего такого сказать.
Груз вины на сердце, завяли помидоры и сдохли соловьи.

А они ещё хотят, чтобы я их любила? - смеюсь демонически. Нет, я не прошу, чтобы они Фонвизина читали, я сама под него сейчас зеваю украдкой; и тогда они были бы не нормальными детьми, а просто мной.
Но как они будут читать что-то кроме? - они же не дети потомственной интеллигенции, в конце-концов...
и в то же время, я могла бы всё изменить, если бы старый предок Фонвизин не висел у меня на шее (в придачу к другим покойным мужчинам, который попортили мне жизнь изрядно), а я между прочим... хрупкая молодая женщина *притворно заплакала*.

И такая тоска по Онегину!.. надо было наплевать на программу и читать его! - ведь начало зимы... и такая тоска по Татьяне в малиновом берете, где она с послом испанским говорит; по лучине, при кручине, по чаю, разлитом в чашки Ольгиной рукой, про "на красных лапках гусь тяжёлый", про деревенскую скуку и сделать всем назло, но честно и красиво - "но я другому отдана и..."; про умирающего дядюшку, про молодых скучающих идиотов, про ночь, метель и нянюшку...

Нет, Пушкин уже скоро - он уже через пару уроков придёт и спасёт меня - там и "Метель" и "Гробовщик", но я просто волнуюсь: не застанет ли он мой хладный труп? - да и Пушкина они будут читать также вяло и запинаясь... чувствую себя несчастной учительницей из "Вверх по лестнице, ведущей вверх", а значит...всё хорошо, всё правильно.

Но я не о том хотела... у меня был вопящий и галдящий первый класс, который почти весь снова со мной, и мы по этому поводу все перепрыгали, перепели и переорали...
Проф. Мак. зашла за краской в тот момент, когда дети стояли ножками на партах, т.к. я скомандовала: "Snow up!", а сама уже присела на корточки, когда он "down on the ground". Выпрямившись, обнаружила Меркуцио, стоящего внизу и решительно дёргающего меня за пушистую кисточку на юбке: - А у вас тозе снезок!
-Пушок, - мысленно поправила я, но сказала что-то невнятное по-английски, ибо именно в тот момент проф. Мак зашла в класс, чтобы взять кисти и краски. Остальной класс стоит на партах.
Тут я слегка покраснела, т.к. остальной урок у меня несколько приличнее выглядит, а это были первые минуты, когда все захотят работать (мы ж исповедуем толстовство, поэтому с первого звонка мне этот класс ни разу загнать не удалось - я пять минут хожу по коридору, трезвоню в колокольчик и уговариваю каждого петеньку пойти со мной поиграть).

Зато одну дверь мы держим открытой, чтобы Республика ШКИД мог перемещаться, как электрон, т.к. между драками ему нужен роздых. В эту дверь было сегодня видно другое: дети построились по половице для игры, я стояла и командовала парадом с плюшевой цветной гусеницей в руках. Мысленно я повизгивала от восторга, т.к. спиногрызов мне не удавалось строить по половице даже в лучшие времена.

Но если есть класс, где я всегда пребуду девочкой - это 4-ый. Выше статуса "старшей противной сестры" мне там ничего не светит. Кажется, я вполне смирилась с этим; а молодой решила быть сейчас.

Малышей я делю на Джеков Воробьёв и Уиллов Тёрнеров. Последних я люблю за то, что они джентельмены, поэтому собираются на мне жениться когда-нибудь. Мало того - они допускают, что мне сорок лет, но мужественно говорят, что они тоже вырастут. Поскольку я учительница викторианская, поэтому говорю что-то вроде: "О, это так неожиданно, мистер Симпкинс!" - как завещала Агата Кристи; главное - ничего определённого.
Джеки жениться не рвутся, но они делают мою жизнь невыноси... весёлой, т.к. могли бы петь песню, которую могли бы петь мы с Лучшим Другом, когда были такие, как они:

Хорошенькие школьницы мелькают там и тут
Они меняются прикидами и фенечки плетут
Я ненавижу их, я ненавижу девочек
Я ненавижу девочек е-е-е-е-е-е-е
Они тусуются вокруг, они приводят подруг
Они хотят в наш отряд, они вообще всего хотят!

(Умка и Броневичок)

После того, как мы выкатились с 1-ым классом в коридор с хохотом, ибо дети хотели пустить меня на сувениры, а я пыталась их с себя стряхнуть, но почему-то очень хохотала, а не убивала всех ледяными взглядами. На деревенской улочке в тот момент сидели представители 8-го класса, которые съехидничали: - Прощайте, Анна Андреевна!..
Но я вновь вынырнула из-под детских рук и энергично стряхнула тех, кто норовит стать детёнышем кенгуру - в каждом классе есть малыш, свято уверенный в том, что висеть перемещаться по школе, болтаясь на животе учительницы - самое удобное положение.
В таком бодром и поюзанном виде я предстала перед спиногрызами, которых решила любить с удвоенной силой и потащила в круг. Правда, я забыла, что они по дороге туда выдернули друг из друга руки и пустили в ход ноги. Но хорошее тоже было: пока я погасила свет, зажгла свечку и долго копалась в сумке, то рассказывала им по-английски Сноумэна, - совершенно спонтанно, без репетиций, но... они слушали. Подозреваю, что сумка сыграла немаленькую роль - они явно видели, что я занята ещё чем-то, поэтому можно было и послушать. Затем мы даже пели, и они сегодня дали фору 8-ому классу.

Второй безупречен, поэтому я не буду рассказывать - я всё себе оставлю. Было забавно, что Бэтти сегодня перевела мою фразу "хэв холидэй" - "имеют праздник", и я подумала, что она просто сделала кальку с немецкого и попала; но сама она говорит "устраивать людям праздник".
Если когда-нибудь я всё-таки склоню 8-ой класс к такому литературному языку - напьюсь от радости. Её-богу.

А вообще-то... пятница видится мне недосягаемым раем, в который я очень хочу вплыть уже сейчас:


Лиска делает вид, что ест папины сушки, но это обман - она просто повторяет за мной:
- Лиска не ест рыбу, но иногда её волнует запах - это атавизм.
Tags: дети, запечатления, киндертарий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments