Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"моя печаль бессменно тут, и ей конца, как мне, не будет" (Лермонтов)

Ехала вчера в электричке Мальта-Большой Луг... раньше я всегда называла её "мАльта", т.к. никуда из родного Ижуцка дальше шведского Сёдерталья и Стокгольмья не ездила толком. Зато теперь я езжу в электричках, говорю правильно, но ту самую мАльту, на которой лорд Байрон что-то там - я сегодня восьмому классу такой стих задала, - называю по-простецки и по-деревенски "мальтА". Всё смешалось...

Еду, а за окошком уже темно, поэтому я, как порядочная женщина, два часа сижу, никуда не бегаю, читаю книжку.
Утром же был жемчужно-грязноватый снег, пастельное и постельное чудесное небо, тёмные силуэты ёлок и бескрайние - до боли и рези в глазах - поля... но утром в электричках вообще божественно. И даже тот факт, что в одиннадцать с копейками приходит мужчина, поживший на свете (как говорит Вэндиваря), чтобы спеть приблатнённый романс о белом лебеде в чёрной воде и сирени в снегах - не раздражает. Воспитал меня народ - за месяцы и сотни километров-то. Так вот... про лебедя он приходит петь, когда вперёд идёт, а про клён под окном - когда обратно.
Думаю, нет нужды объяснять, что клён отнюдь не есениновский и бодро советский - кудрявый-резной, а какой-то деклассированный и немного криминальный - с ностальгией о покинутой свободе.
Я уже запомнила: лебедь - когда вперёд. клён - когда обратно. Впрочем, раз было в другую сторону - мы с Вэндиваречкой тогда решили, что это вообще разные мужчины.
Может, они братья? - я прямо не знаю, что думать...

И возвращаюсь во время-вечер: сижу обратно, меня чуть не затоптали милые односельчане, когда штурмовали поезд, идущий как будто не в Большой Луг, а на мАльту, где "тепло и яблоки"; но я упала, ободралась о лестницу, вскочила и опрометью кинулась, чтобы занять место между мальчиком, который на стадии "между мажором и гопником" - пока трудно понять, что победит, девушкой "маркетинг-лизинг-пилинг-лифтинг", а напротив - два здоровенных парня, которые сели так, чтобы молоденькая девочка-поселянка стояла над ними. Так и простояла до Майска. Или дольше.
-Сама, дура, виновата, - говорил вид сидящих мальчиков.

Оторвалась, чтобы посмотреть, что читают соседи. Мальчик направо - "подъём экономки, спрос, график прибыли", девочка налево - "как правильно обслужить клиента?"
И я, которая ни мальчик, ни девочка, но с бантом, в берете, а читает "Дом на набережной" Трифонова. Существо без возраста, времени, места, профессии и географии.

Из-за банта даже хотели в кои-то веки студенческий билет продать, но я видимо растерялась и удивлённо захлопала ресницами, а женщина-кассир сообразила, что ошиблась, потому что я не похожа на человека, который может предъявить хоть какой-то оправдывающий его документ.

Пойду тут на днях платить за институтские зрелища, вымогала деньги у родителей на свои увеселения (мне последний раз некоторых преподавателей покажут), а потом брякнула:
-А на меня смотреть выходит дороже... и на всех наших учителей.
В этом месте я гордо приосанилась.
Папа призадумался: - Да, тебя вообще сейчас дважды в неделю показывают, поэтому ты подорожала.

Зато сегодня я не смогла перестроиться на детей, потому что говорила про Клементину, а потом кое-как перелезла на горы Кавказа - к Демону. Согласитесь, что они не совсем камень-ножницы-бумага, ага?

И вот эта молодая-неразумная, которая сегодня вела урок, мне очень не понравилась. Несолидно и как-то...

Пытаюсь вспомнить, как выглядела моя тетрадь в четырнадцать лет... тоже все эти принцессы-анорексички и пр. на полях? - и сколько же слов проходило мимо?
И это при том, что я не была среднестатистическая маша (ей я была на других предметах), но была "звездой и надеждой русской литературы в унынии" - и продолжаю ей быть.

Зато в старших классах и прочих институтах затаилась - никогда не пишу и не рисую в тетрадях, опасаясь, что придётся показать или сдать на проверку - не хочу себя ни строчкой выдать. То есть "Элайджа Вуд - форэва" я уже в старших классах не писала.
(мои дети до такого не дошли, но это неважно...)

И чего, спрашивается, пристаю? - вот я сейчас Лермонтова читаю - и дыхание едва-едва, и грудь волнуется, и слёзы наворачиваются... нет, ну не буквально, но... в общем, я даже что-то в нём чувствую. Но сколько лет понадобилось!..
А у меня дети спрашивают, когда они на санках пойдут кататься... а я им, значит, про яд отравы, ненависти, страсти и поцелуев (ну, не я, а Лермонтов, ясное дело).
В общем, собой недовольна. Говорила же: либо Клементина, либо Михаил Юрьевич. Не смешивать и не взбалтывать.

но у меня оправдания: сразил гастрит - раз; я всё утро маскировала пубертат на лице - два.

Вчера с пубертатом получилось забавно. Предложила Елене совершенствовать наш английский и худо-бедно общаться на некоторые темы посредством, значит... решили говорить о любви.
Запнулась на первом же предложении: я не знала, как называть прыщи. Выкарабкалась: обозвала их пятнами роз на щеках, но оказалась близка к правде, глянув в словарь.
Во втором предложении было коварное слово "шпаргалка", которое я не догадалась обозвать "копи ту", поэтому переводила с русского прямо, просто и грубо.

Получается, что говорить о любви я умею только с учителями - в светской беседе я бы не стала использовать таких нужных и жизненно просто необходимых слов, а говорила бы о "бурях, страстях и розах".

В Засолье Убийском молодые и милые водители по-прежнему пропускают меня на дороге, и я скоро начну махать им ручкой по милой такой швейцарской привычке. Воробьи нахально подлетают к лоткам на привокзальном рынке и лакомятся изюмом и подмороженной хурмой. Открылся неогламурный магазин с подсвеченной витриной, на которой нарисованы мальчики в модных шарфах - один с серьгой в ухе и такой симпатяшка, что даже я на него посмотрела. Девочка там тоже неземной такой красоты, что даже "как будто ненакрашенная" - глядишь, одолеет засольцев тоска по стилю аристократии и безыскусным нарядам за бешеные деньги. В стеклянном круглом продуктовом продают печенье "Засольчаночка", но у них сломалась формочка, поэтому я его не узнала: раньше оно было сердечками, а теперь оно брусочкам.
У нас вторые сутки метель воет и так... надсадно и уныло - душу выматывает.
Tags: "а за тобой летят бабочки", "где ступают мои лодочки", дети, литердевочка, светская хроника, социальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments