Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"Watch the sun rise from the tropic isle just remember darling all the while you belong to me..."

Ехала утром в такой тьме, такой толпе, что невольно решила, что это глас с небес, когда в автобусе прозвучало: "айм э биг биг гёл ин э биг-биг уолд" - даже вытащила наушники из ушей и подпевала одними губами - всё равно меня видят только локти и спины.

И никакой разницы - добираться из Ново-Ленино или Новокуркино, из Новых Черёмушек и Новых Берёзок, из Зеленограда или Зелёного, из Солнечногорска или Солнечного, из Южного Бутова или Южного рынка, от станции Звёздная до рощи Звёздочка, от Проспекта Ветеранов до площади Инвалидов, от парка Победы до улицы Беды, от Финской заставы до Финдус штрассе, от царствия Земного до царствия Небесного.

И пересекать в густой черноте с толпой маленькую площадь, чтобы влиться в стеклянные двери метро и тем же чёрным потоком влиться в жерло жертвой, стиснутой со всех сторон, но поднять голову и увидеть не роскошную мозайку станции Комсомольской или арки станции Павелецкой, а любой крайней - с кафельной плиткой. Рыбкой небесной вдохнуть, чтобы опять нырнуть в пустой вагон, похожий на телефонную пустую будку, светящуюся в ночи, как посадочная станция в безвоздушном космическом пространстве.

Но вовремя спохватиться и процарапать наледь на стекле - пора выходить. Хотель Анабель и бывшая гимназия для пролетарских девиц в аккурат между двумя киосками с иконками. Один - на гостинице Ангара, другой - на Сухэ-Батора, не доходя блинной, там, где можно купить крест и там же прибить каблук.

И мимо светящихся дверей, лощёных господ, кафе, где столики пусты, но стулья ещё на полу, а не подняты - как в первой половине дня, мимо ландан паба, хиршен клуба, киршен зафта, а внутри ещё сидят люди, и ты гадаешь: они со вчера остались? или сегодня подались и поддались? - соблазну купиться, остаться, не проснуться? но твой путь лежит к скользкому гранитному крыльцу, мимо чёрного зеркала на чёрном подзеркальнике, доставшегося от купца и гимназисток, по лестнице с зеркалами, в них на миг мелькает чужое белое лицо с красным ртом и красными глазами, мимо фикусов к прочим фокусам, но на этом связь обрывается, потому что я всегда покорно открываю тетрадь, начинаю писать и перестаю внутренне говорить. И потом ещё много часов не могу это вернуть. И если я чего и боюсь, то только это потерять - способность не только говорить, но и слышать изнутри - от Гамластана до тихого стона, от Пуэрта дель Соль до "зубная боль" у Генриха Гейне, до Мюнхена и до Рейна.

See the market place in old Algiers
Send me photographs and souvenirs
Just remember when a dream appears
You belong to me...

Jason Wade
Tags: "крутость характера одиночества", o mummy mummy blue, институтство, чужие слова
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author