Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

суточное мониторирование по холтеру

В институтской библиотеке остерегает комната, где стоишь возле стойки, за которой стеллажи, но не с книгами, конечно, а с карточками. На одних коробках написано "стационар", на других - "заочники".
И всё это вызывает содрогание - детство. утро. зима. темнота. больница.

С годами стерпелось - полюбилось. Особенно дневной стационар - т.к. после обеда можно было уйти - никто не держал, даже с холтером на груди и на боку можно было уйти, расписавшись в доверенности.
И осторожно-осторожно, по хрупкому льду, до самого дома, придерживая сумочку на боку, чуть морщась от стянутой лейкопластырем кожи, от проводов, которые касаются тела под одеждой, но зато свобода, свобода, свобода! - пусть с ручкой и блокнотом, с наручными часами на запястье, чтобы записывать все телодвижения для последующей расшифровки.

Сегодня воскресенье, свобода и упоительная похрустывающая зима, которая обволакивает, заливает горло и лёгкие свинцом холода, не даёт дышать, но завораживает своей силой, красотой и неумолимостью.

И два высоченных подъёмных крана, застывших в чёрном небе, и красные сигнальные огни на них, и синий стеклянный айсберг высотного нелепого дома, и старая лестница с отставшим железом, и деревянные двери, гулко хлопающие на морозе, и хруст моих шагов, единственных в этой тьме и густоте вечера, и равнодушные огни машин, рекой льющиеся мимо, и всё нелюбимое - рекламные щиты, хвосты и прутья арматуры, ад новостроек с паром из бетонных котлованов, сжимающих кольцо вокруг пяти-шести деревянных домишек моего детства, сотен сметённых на глазах призраков, густой и чёрной тьмы со вкусом холодного металла, но снега... снега? - в этом году только недавно попробовала - провела рукой по парапету, зачерпнула горсть и поднесла ко рту - совсем не изменился...

Подморозила на днях кончик носа. Был белый, стал красный - и я ходила, как Мороз Красный нос, но замазывала погуще, запудривала почаще, а теперь с детским удовольствием сдираю слезшую кожу.


И если частные вдохновители меняются с годами, то зима, я надеюсь, навсегда останется и никуда не денется - она же вечная, в отличие от всех остальных. И всегда возвращается.
Tags: "крутость характера одиночества", o mummy mummy blue, мерцательная аритмия, свидетели
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author