Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

  • Music:

"может, от любви, может, от зависти - не уберегли, недосмотрели..."

Мама Филибера: - Восьмой класс из всего, что хорошо - только лирическая грусть о тебе. Требовали от меня играть в какие-то "паровозики".
Раздажённо плюнула мысленно: - Обормоты.
А вслух: - А я всё размышляла: хватит у детей ума, а главное, наглости, чтобы попросить играть на уроках в "паровозики"...

(уже всё сообщила и... напрасно, ибо Люся где-то ходила...)

Это культовая игра, которой я научила детей, а нас когда-то научила играть наша учительница литературы, но мы как-то недельку поиграли, но в голове не приходило ещё кому-то предлагать.

Успокоила маму Филибера: - Завтра приду и всем врежу. А "паровозики"... боюсь, это единственное, чем мне удалось завоевать сердце Люси Апельсинкиной. За всю мою жизнь с ними, то есть.

Анна Андреевна же покоряла лёд. Как вы знаете, она делала это три раза в жизни, а это, значит, был четвёртый. Ознаменовался тремя падениями. Последнее произошло на суше и стряхнуло мне голову до тошноты похуже Сартровой.

Моё детство прошло без катков, кинотеатров (ребёнок начала 90-ых), контактов, пионеров и прочего культурного разложения. Хоть эскимо было. Эпизодически. А потом началась эпоха "Орбита без сахара", и мировоззрение в корне переломилось - не до катков.

Все знают, что женские фигурки бывают Джулиэт, Сьюзан и... что-то похожее на "Пируэтту", которая попалась мне сегодня. И у всех разные зазубрины эти чёртовы. Вот сегодня мне не повезло - я вспахивала каток, рассыпая щедро снежную крошку, сопровождая своё полёт смачными звуками: "хрюк! хрясь! хр-р-р-р! хрюк! хрусть! хрясть!" - и так все полчаса, которых мне хватило, чтобы старое моё сердце бодро отбарабанило положенные удары и направилось куда-то в голову (это очень неприятно, когда оно идёт туда, ибо я стараюсь, чтобы разум преобладал, а это нелегко - сами понимаете).

Папа буквально с ног сбился, чтобы научить меня скользить, но за полтора года, что я нигде не каталась - последние навыки утратила и позорно начала падать. Папа всё запечатлел, и я оценила разнообразие. И даже три кофты, пуховик и прочее снаряжение, спасшее меня от крови на картине ледовое убоище (холст. масло. готика).

Единственная мысль, которая по-прежнему заставляет меня упорно бежать на одном месте, злобно огрызаясь и делая судорожные рывки - мысль о том, что "ты никогда не станешь, как Марина Борисовна!".

Это телега понятна только для тех, кто в курсе; а вам, мои читатели, нужно знать лишь, что речь идёт о человеке, который умеет кататься, а если я чему и могу позавидовать - именно такому умению.

У меня просто нет никого почти, кто бы катался на коньках... раньше хоть была одна героиня, но я торжественно похоронила её имя за плинтусом. А больше - никогошеньки!...

С этой обидной и горькой мыслью я скольжу вперёд где-то метр. Потом сила высказывания ослабевает, и я опять стою и громко вою, оплакивая сведённые судорогой ноги.

Зато у меня есть фотографии в стиле ретро, свидетельствующие об ушедшей эпохе, когда девушки катались в трёх кофтах, пуховике и всём прочем - у нас не Голландия, и я не Гретель, тюльпаны отошли, аисты ещё не прилетели (это была художественная отсылка к повести "Серебряные коньки").








- как мы катались в одежде и трёх кофтах в прошлом веке:) все помнят, я надеюсь?






Tags: запечатления, киндертарий, литердевочка, светская хроника, свидетели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments