Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

  • Music:

"со словами нежными, с йодом и с бинтами - это рыжая девочка с зелёными глазами"

Чтобы доказать, что я не только учительница... решила написать пост, а потом подумала: ануна... а ну его совсем.

-А бывают войны из-за социального неравенства? - спрашиваю. - Из-за бедности чьей-то? или наоборот?
-Это только у тупых взрослых, - самоуверенно говорит Лидочка.
-А вы у меня маленькие, умные и злые? - невесело усмехаюсь я.

Филибер: - Ты мало, чем отличаешься, от своих птенцов и первенцев - не любишь, когда к тебе прикасаются.
-Конечно, с детства - я лягнуть в ответ могу. Только мелким удалось как-то втереться в доверие.
После моих долгих лет саморазрушений и истязаний - долгая терапия понадобится... вот и хожу, подпитываюсь, как застарелая ведьма Дневного Дозора - у детей.

Учительница я хрестоматийная - только внешне, пожалуй, "не удалась": а то бы все слова с "не" и "без": безответственная, невнимательная, неисполнительная, творческая, безудержная и в меру бодрая и безумная (а ещё бы: "невысокая, некрасивая, несчастливая", как говорила героиня к/ф "В ожидании чуда" - но... хоть тут свезло).

В качестве бодрого чтения читаю ЖЖ Верочки из далёкого прошлого. Это Анна Андреевна тайком, при лучине да при кручине, простите, свете монитора, пытается понять, как объяснить детям, что других тоже надо как-то принимать. Решила начать с самой себя... это я детей всех люблю одинаково ровно, ибо дали девочке кукол: больших, маленьких, момок, барби, братц, блайз, чтоб ту би вайз и хэв э спэйс - усаживать, укладывать, сказки рассказывать (слава Богу, что кормить не надо - я теперь учительница классическая: сосиску сварить - высший пилотаж (а когда-то кухаркой работала - самой уже не верится: пироги противнями пекла и борщи кастрюлями варила).

Моими любимыми героями стали: Эльвира Павловна, Тема Бергер, Серёжа Демчук, Оля Рыжая, мама и дядя Серёжа.

Про остальных я нескоро научусь, но... когда-нибудь непременно. И своих детей постараюсь научить. Правда, они у меня тут с парт падать начали уже совсем не могут - вспомнила, что в прошлом году Аделаида летала просто весь год, мне рассказывали. А я так хотела с ними на партах попрыгать - теперь боюсь... поэтому буду пока прыгать с первым, т.к. они на стены взлетают, как белки, или как наша кошка-лиска на шкаф.


У меня нынче смех, плач и скрежет зубовный - в первом классе на перемене упал Меркуцио, и я в очередной раз отдирала его от пола, который мы щедро поливали его слезами и вытирали моей юбкой.
Потом приложили колокольчик - ушиб залечили.

Это такая привычная процедура, что даже Фрэнки с его коронным: "Вы такая хорошая!" вносит разнообразие. Филибер всегда ехидно сообщает:
-Тебя никакие дети не знают: ни младшие, ни старшие... всё у них иллюзии какие-то.
-Между прочим, я на них кричу. Ругаю их, стыжу, потом за себя краснею и переживаю, - сухо сообщаю. - А на друзей как бы совсем не...

В четвёртом урок пролетел на крыльях любви, т.к. их задержали, у меня осталось полчаса - и так всё славненько было. А во втором я впервые наказала ребёнка, а он потом просил у меня прощения. Но они сегодня устали - всё просительно и понятно.

И только мама может оценить масштабы бедствия творческой натуры - ходим уже три дня в магазины, где я час что-то пытаюсь мерить, а потом надеваю золотые туфли, хожу мимо зеркал, сквернословлю, а потом начинаю кривляться: "я как Элвис!" - изображая Гришковца в "ОдноврЕмЕнно".

Мама тоже подкладывает мне золотые туфли и педагогически всё это терпит. Удивительно, что после десяти лет в школе у неё ещё остались калифорнийские запасы золотого терпения, чтобы ждать меня на промозглых углах, ходить в Макфудс, где караулить мой любимый столик у окна, разогревать котлеты, готовить салаты, искать средневековые одежды, ходить в отдел "торты", тыкать в витрины пальцем и говорить: "о-о-о! мы никогда не потолстеем!" - ибо там иногда чудовища авангарда живут: крашенные сугробы масляного крема с белковыми спиралями роз неестественных цветов.

А ещё я врываюсь в магазины с воплями: "мир гламура", "девочки-цивилки", "мальчики-гопники", "плачущее эмо", "потуги на неформальность", "о мир дешёвой турецкой буржуазии", "убожество вульгарного класса жён адвокатов и ростовщиков с золотыми зубами", перефразируя Ахматову.

Но пройдёт ещё тридцать лет - и я стану настоящей, как Лидия Корнеевна. И такой же сухой, старой, честной и прекрасной.

А пока я просто невоспитанная девочка, которая очень чутко и чётко следит за тем, чтобы "быть в курсе". Когда я перестану быть ребёнком - я не смогу работать.
Мальчики 4-го класса, при распределении предметов на розовое "her" и голубое "his":
-Нафиг нам цветы? - это девочкам... мы бы эти цветы распрошили, раздербанили и утопили в унитазе...
Грустно усмехаюсь, вспоминая старенькое про "англичаночку, которую мы сбросим в унитаз, и из неё получится отличный водолаз".

День, когда я не смогу продолжить ни одной живой глупости - будет концом моего времени. И я бы хотела, чтобы было куда и к кому уходить... в идеале, это дом на берегу моря (если не можете этого предложить - пущу лишь на пять минут рядом постоять, - обычно предупреждаю я).
Tags: "а за тобой летят бабочки", "где ступают мои лодочки", авантюристка Энн, в каждой женщине есть Бриджит Джонс!, дети, литердевочка, о маммиблюблюблюблю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments