Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

  • Music:

"чтоб поцелуй отдать устам, и чтобы просто не было скучно..."

Почему мёртвые писатели-декаденты всегда приходят ночами? - сиди и жди, как дурак... что сегодня мне надиктовали мои "мальчики"? - у них была задача "переработать диплом целиком" - поменять название и содержание четырёх глав. С этим мы с ними справились, а потом дружно взвыли: - список литературы! - он ведь в очередной раз поехал полностью...
мне сказали:
-Такое ощущение, что разные люди всё это пишут... нет, я знаю, что ты сама писала...

Мне бы тоже хотелось знать: кто и какую часть пишет? - мне нравится вот эта, но я чувствую зануду-Амфитеатрова - не могу же я так сонно жевать мочалку:

...Критика романтизма как течения, свойственная явившемуся впоследствии соцреализму, носит «заштампованный» характер, но первым, кто выделил основные «недостатки» романтизма, был опять же М. Горький в своих размышлениях по-поводу «не выявленной пока формулы романтизма». Постулаты М. Горького во многом верны. Мы рассмотрим романтизм «пассивный», который Горький противопоставлял «активному» - революционному.
Пассивный - «пытается примирить человека с действительностью, приукрашивая её, или же отвлечь от действительности к бесплодному углублению в свой внутренний мир, к мыслям о «роковых загадках жизни», о любви, о смерти, - к загадкам, которые не разрешимы путём умозрения, созерцания, а могут быть разрешены только наукой.
Активный романтизм стремится усилить волю человека к жизни, разбудить к нём мятеж против действительности, против всякого гнёта её" [;173].
Мы имеем дело с «пассивным» романтизмом, если следовать утверждению М. Горького — классика советской критики буржуазной литературы. Опять же это зависит от того, что понимать под словом «пассивный», т.к в каком ключе тогда следует рассматривать различные варианты ухода не от жизни, но из жизни? - имея в виду переселение героя в другую реальность? - но приверженцы течения реализма не предполагают, что такой вариант возможен. В основном они правы: романтизм пассивен, а как способ «примирения с действительностью» используется многими писателями под внешней формой абсолютного преображения её. Существуют также способы «устраниться от дел», когда мы имеем дело с романтизмом самой чистой и глубокой лирики без примеси иронии, без налёта стилизации, без фабульной переработки античных или европейских мотивов с целью демонстрации овладения формой. Пример: сказки М. Кузмина, в которых обязательно присутствует элемент некой стилизации и, в результата этого, некой «салонности», «камерности». Такие сказки в литературных кругах того времени принято было называть «штучками», «безделушками», «безделицами», - то есть вещами, созданными для того, чтобы занять досуг, порадовать слух и глаз, - доставить прежде всего эстетическое удовольствие.
Этот «стиль декаданса» - последнее слово языка, которому дано всё выразить и которое доходит до крайности преувеличения. Он напоминает уже тронутый разложением язык римской империи и сложную утончённость византийской школы, последней формы греческого искусства, впавшего в расплывчатость. Таким бывает необходимо и фатально язык народов и цивилизаций, когда искусственная жизнь заменяет жизнь естественную и развивает у человечества неизвестные до сих пор потребности» [Шарль Бодлер «Цветы зла» пер. Эллиса с вступительной статьей Теофиля Готье и предисловием Валерия Брюсова; Зарастустра. Москва 1908 г., 305 с:14].
Вывод: декаданс не является романтизмом, или является романтизмом, прошедшим через механизм литературного процесса — собрав все фабульные особенности, сюжетные линии, окрасившись в полутона иронии, балансируя на грани двоемирия, без той технической составляющей, которой впоследствии активнее всех пользовались символисты в качестве «подспорья» - когда литературная обработка материала становилась самоцелью. Но тот факт, что из всех течений декаданс наиболее приближен к романтизму, неоспорим и нашей задачей является попытка разглядеть его за налётом густо концентрированной эстетики".

- скукота невыносимая...

поэтому пришёл Кузмин и присочинил:

Понятие «зыбкость мира» в терминологии ещё никак не обозначено, хотя идеальная номинация представлена К. Воннегутом и английским детским фольклором - «колыбель для кошки»: узор, складывающийся в пальцах, на которые набрасывается верёвка, но складывающийся в детском сознании в самые неожиданные комбинации. Так при первой фазе сна обычно перед глазами возникают самые разные картины — видения; или же пример из рассказа Ф. Сологуба «Тени» - где руки мальчика и его мамы пытаются всякий раз создать новую тень на стене, руководствуясь стремлением воссоздать ещё один зыбкий мир.

Согласитесь, он как-то... читать можно хотя бы...
Tags: "общество мёртвых поэтов", литердевочка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments