Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

"Morning sun is sweet and soft on your eyes ,oh my love, you always leave me surprised"

-Подышишь воздухом залива! - сказала моя руководительница, посылая меня в Облачный.

Сегодня мои каблуки выбивали гулкую дробь по серым тротуарам этого каменного серого города, состоящего из серых квадратных и прямоугольных плит, кое-где я срезала путь (нескл.) по диагоналям троп (стилист. средства), пару раз зацепилась шарфом за приветливые и пушистые ветки сиреней (как сиринов - во множ. числе).

Каждый раз, когда я оказываюсь там, думаю: - Ведь на свете существует множество системообразующих городов, где как-то всё оно узко и прямо. Или широко и вбок? - их, наверное, даже большинство... там правит типовая застройка 80-ых, уходящая под землю вместе с бетонными плитами. Каждый раз, когда вижу робкую пробивающуюся траву, вспоминаю, что на отработке в государственной школе нужно было её выпалывать... зачем? - затем, что "есть многое на свете, друг Горацио..."
Так выглядят заброшенные южные лагеря для гипсовых пионеров, которые уже давно разбились, а те, что уцелели, схоронились в каких-то провинциальных городах, где я никогда не была.
Вырвавшись в шумящее зелёное поле, залитое солнцем, сощурившись на синь и резь воды, увидела целующуюся парочку, старушку с тросточкой, стайку подростков с мячиком и мужчину с собачкой. Все они вызывали прилив необъяснимой (главное, что несвойственной утром) нежности. Нужно было чуточку постоять и подышать, чтобы это мгновенье пережить, но именно в этот момент нахлынуло детское полузабытое утро: когда всё шумит, переливается, искрится, но ты ещё защищён стеной детства - тебе не печёт, не жмёт, не свербит, не тянет, даже глаза от солнца прятать необязательно... и ты слышишь, как в каждом подъезде ощутимо бьётся жизнь: ты слышишь какие-то гулкие, утренние, низковатые голоса, стук ложечки о стакан, когда там размешивают сахар, "союз нерушимый республик свободных", но без слов, потому что это уже начало 90-ых, например; грохот тяжёлой посуды, шорох собирающийся пехоты и затихающей канонады победоносной сковородки...
И ты подносишь к лицу руку, чтобы вдохнуть запах постели, мыла, зубной пасты, а не полуденного пота. Ты пробуешь крепкость сандалет, кружение юбки-солнце, тугость заплетённой причёски, ты весь - один нетерпеливый старт. Куда? - в лето и в жизнь, конечно.
И сегодня мне опять показалось, что я не зря сбиваю каблуки, когда бегу так, чтобы затормозить только у самого бордюра выщербленного тротуара, чтобы всем этим задохнуться и всё вспомнить:
-подорожник - это "нитки",
-акация - "бананы" и "свистульки",
-черёмуховые листья - деньги;
-"сиреневые"- билеты на "карусель" (возможно, что пароход);
-одуванчики - "кудри, цветы, салат, венок";
-полынь - шалаш;
-лебеда - серебристый шалаш и занавески;
-боярка, черёмуха, ранетки - провизия;
стёклышко для секрета, рой под корнями главного тополя и найдёшь коробку из-под монпансье с сухим белым мелом и двумя цветными ценными мелками, одним пёрышком и стопкой вкладышей, перехваченных резинкой.
С этим золотым запасом ты нигде не пропадёшь. Точно.


















Tags: "а за тобой летят бабочки", "где ступают мои лодочки", "незачем иметь этот город без...", свидетели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments