Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

"позволь мне рассказать о том, как идут дела..."

Да, забываю написать (некогда, некогда), что мне выдали 30-го июня заветную синюю картонку, что красных не выдали никому, т.к. бакланам и баклажанам-заочникам из не выдают. Странно, но даже Гермиона1 и Гермиона2 не расстроились (хотя... с одной или тремя четвёрками... мне было бы обидно!).
Радует, что всё прошло тихо-мирно, без цветов-открыток-шариков, без музыки и фанфар - как порадовалась моя мама.
Выдали в тихой просторной аудитории, где было два хороших человека и два преподавателя. Нас же было чуть больше половины группы (остальные расхватали раньше и полетели домой), никто не вырядился - многие были даже в джинсах; кто-то надел летние платья, но Агнетта переживала, одёргивая чёрно-белое платье в горошек: - И буду как... деревенщина!
-Глупости! - говорила я. - И сама бы я носила такое платье!
- хотя... понимаю, что это весьма сомнительный комплимент, т.к. страннее меня не одевается никто, хотя девочки и похвалили мою "кисею" (бледно-розовый шарф, символизирующий бледный цвет яблонь и апокалипсиса).

Гермиона надела бирюзовый костюм, а другая Гермиона - синее платьице. Староста надела бриджи и полосатую майку, все были свежи, бодры и весьма милы.

Утром мы отсидели пару часов в очереди на получение документов, а Натали с Изабеллой притащили к парапету, на котором мы изображали воробьев, розовую коробку и пять рулонов обоев - это они купили домой, в деревню.
В розовой коробке был вялый от жары, пушистый, персиковый котёнок, который тут же перекочевал на руки Кати, где благодатно засопел, пока Изабелла и Натали прорвались в деканат и получили синие картонки, чтобы бодро бежать до маршрутки, помахав нам обоями, сумочками и коробкой с котёнком.

Мне - от короткой прогулки по солнцу - сделалось плохо, поэтому я дремала, попивала водичку, купленную в магазине на берегу, где побирушек больше, чем в центре города, заедала шоколадкой, угощая беременную (9-ый месяц) и умиротворённую Пэнси Паркинссон.

От скуки я успела описать всё это в сотне смс-ок, а вечером мама с папой пришли ко мне в тихую комнату, где я выхватила заветную картонку из рук и начала отступление.
Папа снабдил меня букетом белых роз, которым я замаскировалась, отступая. Так, закрывшись цветами и прижав картонку к сердцу, молодая учительница кинулась вниз по лестнице, привычно перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, оглушая тишину стуком каблуков и стараясь попадать в лучи косого солнца, заглядывающего в любимое окно в два этажа высотой.

-А теперь... бежим отсюда! - сказала я родителям и... припустила по улице так, что они едва поспевали.

По сему поводу я уже торжественно обпилась и объелась чем только не/ни... и поскакала навстречу новым приключением, окунувшись уже в бурную свою деятельность.

Прочитан "Восток" Эдит Патту - и я в восторге. Ещё я успела наговорить на целый роман и пару рассказов, испечь пирог, проспать весь день, но об этом... как-нибудь в другой раз.
обряд инициации под катом:)

К институту мы напоследок прониклись уважением, т.к. они умудрились выдать судьбоносную картонку без помпы, пампы, тимона и пумбы - т.е. без шумихи и без пошлости - за что им искреннее спасибо!



Tags: институтство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments