Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
  • Music:

" городе моём улицы пусты, дождь случайный льётся с крыш, плачут за окном поздние цветы..."

Ощущение счастья всё ещё не покидает - "делать, что угодно, а лучше - ничего не делать!" - как говорит моя мама, и собственная постель, пухлая и мягкая как гигантский золотисто-белый сугроб, где я могу спать с пятью подушками и тремя одеялами (и всё лето так - но так ведь тепло!), и дождь, и распухшие от жары лодыжки и стопы, которые теперь мучительно зажаты осенними ботинками, и болтающийся зонт на сгибе локтя и покрасневший кончик носа, и пустая река, от которой пахнет пресной водой, и маленькие волны набегают на мокрый прибрежный песок, и километры сверкающей плитки и камня, и заледенелые руки от прутьев мокрых качелей, и пустая длинная стойка в месте, где я ем пиццу на картонке, и "чай с птицами" Джоанн Харрис, и "Мулей" Эрленда Лу и привычка есть и читать - думаю, нет нужды объяснять, что с тех пор, как я завершила богоугодный институт - книжный голод вернулся. В отпуск же я никогда не беру книг на русском языке - они слишком быстро заканчиваются, а с экрана я не люблю. Поэтому десять дней молчания и мыслей - своеобразная пытка, на которую я себя обрекаю, чтобы даже не писать, пытаясь убедить себя, что меня что-то интересует, кроме этого (вранье: ничто меня больше не интересует - в этом всё дело). Мне очень хотелось обойтись и без видов связи в виде эсэмэс, но, как выразилась Хэлен:
-Аня продержалась аж пять часов в самолёте.

Вернувшись, встретившись с Лучшим Другом, поговорив со своими, я поняла, что чем социальнее у тебя работа - тем больше ты ценишь одиночество и старых друзей. Меня всегда удивляет, что при моём отсутствии к ним интереса в течение года - все они до сих пор со мной.
Это, как родители - люди, которые тебя не всегда понимают, но именно они тебя любят. Эту мысль я всегда стараюсь донести до своих детей. А самую верную мысль, прочитанную у Макса Фрая, что "вообще-то можно обойтись без кого-угодно" - и это-то самое страшное (или нет? - или прекрасное?), - я никогда не озвучиваю.

И если у Бродского было: "отсутствие цели в определённом возрасте и при определённом занятии" - то и меня посетила эта благодать.

А если благодать меня покинет, я постригусь в монахини, и буду такой же весёлой, южной и яркой, как та монашка-сербка с острова Девы Марии на Скадарском езере на Балканах. Меня слегка удивило, что монахиня в чёрной грубой накидке, жилетке, ярусной юбке и чёрных чувяках на такой жаре - гораздо веселее и говорливее бледной и белой меня.

Правда, моя дальневосточная подруга Изольда гостила в деревне Чёрнопетухово, где познакомилась с Петей из города Шолохова, с которым я должна встретиться в Ижуцке, чтобы забрать у него послание. Вот и не было печали! - сказала я, помешивая рататуй на сковородке.

-Аня, и я убила на это десять лет! - восклицает Хелен.
-Лена, а меня интересует только одно: почему, чтобы что-то хорошее вспоминать, надо, чтобы человек успел вовремя умереть? Успел - сладостная печаль и прекрасные воспоминания. А так - ничего. И это, лично, меня возмущает! - ведь, как нам сказал Гришковец, главное - почувствовать. Но с каждым годом это всё труднее сделать, потому что прошлое обесценивается как неразменная валюта, перестаёт тебя интересовать, а так хотелось бы выжать из этого сентиментальный роман или, на худой конец, рассказ с моралью. Но, слава Богу, что не удаётся.

Сегодня, с Лучшим Другом: - Всё это фигня - какая-то невыносимая ересь о старых связях, контактах, встречах - никогда не учу этому детей.
-Даже о том, что коллектив должен быть сплоченным?
-Только на время работы, - покачала головой я. - А остальное - просто "пустой стариковский гон", как пишет Верочка.
-А как же ностальгия по прошлому?
-Мне казалось, что тогда было самое лучшее - детство, юность, но нет... сейчас намного лучше - потому что с каждым годом свободы всё больше, и как бы я не кивала, слушая Филибера, о том, что через семь лет мне будет тридцать, и глаза меня выдают, но тайно радуюсь, что это моим детям скучать на уроках алгебры и физики, а я упоительно свободна - и могу делать, всё, что захочу.

Из разговоров с учениками:
Теодора: - Мне понравились "Страдания молодого Вертера"...
-А-а-а, я её вообще не дочитала, - признаюсь. - Давайте, я Вам лучше дам книгу про девочку - неудавшуюся самоубийцу, если там ничё неприличного не будет.
(это говорится для соблюдения видимости приличий, разумеется; даже старомодную анну андреевну не смутить словом "трахаться", а моих детей - и подавно, ясное дело)

-Хочу привезти отсюда ятаган или револьвер!
Байрон: -А что лучше?
-Ятаган. Им можно срезать головы, но нельзя.
-Только то, что нельзя, Вас и останавливает)
-Но револьвер - практичнее. Его можно сунуть в сумку.
-Но ятаган можно положить в чемодан - зачем же Вы его вообще покупали?

-Анна Андреевна, Вы прекрасны на фоне воды, - пишет Эндрю.
-Да, на фоне земли, воздуха и огня - значительно хуже, - соглашаюсь.
-Хорошо: ава клёвая, - если вам так понятнее.
-Да, ништяк - так лучше! - соглашаюсь я, непедагогичная до кончиков волос и ногтей - и до 1-го сентября я собираюсь пребывать в том абсолютно бесцельном и самодостаточном настроении, пока волны не прибьют к берегу, где рифы, морские ежи и тела других отдыхающих.
Tags: "их веер пахнет гибельно и тонко", "незачем иметь этот город без...", "она же рече: по истине лжа то", "умиротворяющий бальзам", o mummy mummy blue, дети, светская хроника, свидетели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments