Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"I was wrong, I'll cry, I will love you to the day I'll die"

Съездила в город Засолье Убийское, чтобы увидеть центр. В Монтенегро ночей не спала - всё думала, как пойду в центр. А местные краеведы скажут, что у этого города нет центра - и будут правы.
Мы видели похоронное бюро "Вечность", лицей номер один и школу номер два. Дом культуры, дворец культуры и парк - совершенно бескультурный, где столько лузги от семечек, сколько вы не видели в своей жизни. Местная гопота смотрела на нас как на выездной шапито, а мы нарезали круги по центру и отчаянно скучали. Хотя я и познакомилась с очень милой девушкой с косой (нет, не в капюшоне), у которой покупала воду. Деньгами меня снабдила Хэлен, и я бодро и послушно потопала в магазин, чтобы купить там что-то, кроме того одеколона, который я как-то раз по недоразумению купила у себя, в Химках, где по случаю жары начали разливать одеколон с лаймом в зелёные бутылки, и я почувствовала некую "ерофеевщину" направления Москва-Химки.

Покинув парк, мы устремились по улицы, вдоль неутопленных рельс к побережью озера Калтус, где нашли покой и отдохновение на улице Аксакова (ибо я по последнему слову Аксакова, - как сказала Марина Цветаева, - отдала бы остаток угасающих дней за... то, чтобы мои колени опустились на чистый (Лена, не спорь!) асфальт той тихой улицы с белыми домами и нежно-розовыми мальвами, которые радуют мою тихую старость и убаюкивают сердечную боль).
Мы забыли название - год не были; Хелена думала, что она Аксёнова, Филибер - Асадова, а я - Лескова - никто не попал, как оказалось.

Там мы вкусили покоя и сделали кучу снимков, которые я все оставила у Хелен на столе. Ещё я потеряла любимую (в этом месяце) серёжку, но сейчас я смотрю на себя с одной - и даже больше себе нравлюсь - во мне есть что-то разбойничье. Так и буду ходить в школу.
На фоне потери кошелька и банковской карты (теперь ходить восстанавливать до ранних поездов и поздних петухов), а главное карты Ив Роша с цветочками (!) - потеря серёжки выглядит прогулкой на лужайке.

Зато я спала в Засолье. Без творческих и сердечных мук, выпив аспирину и завернувшись в одеяло, в котором спала маленькая Хелен, оккупировав её комнату и оглашая храпом (впрочем, я не знаю - некому об этом поведать, - а кошки не спалят) окрестности.
Папа Хелен посетил с утра бэкерайню и кэзерайню, а после кормил нас йогуртом и булочками, рассказывая о том, что там поведал всем о двух принцессках, которые спят до поздних петухов.

Местные бабушки с сухими тонкими щиколотками и обветренными иконописными лицами всё также ходят по пыльным бесконечным перронам, пешеходы ходят через путям с опасностью для жизни, очередные гольфы отправились в мусорное ведро, т.к. сажу города Засолья не смыть никакими слезами, трудами и днями, а ветер с копотью дует в чёлку, когда ты стоишь на виадуке, лицом на запад.

















Tags: "где ступают мои лодочки", "друзей моих прекрасные черты", "она же рече: по истине лжа то", o mummy mummy blue, Засолье Убийское, запечатления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments