Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

Дубровник

Поездка в Дубровник заслуживает отдельного рассказа, потому что это был долгий день из жизни, после которого я почему-то запросилась в Будву, соблазнившись строкой из путеводителя, что это город на границе Восточной и Западной римских империй, видимо, надеясь, отыскать там ремешки сандалий римских патрициев и прах рассыпающихся рукописей на старославянском.
Стоит ли говорить, что Будва была очередным жизненным разочарованием, продымленная шашлыками, заполонённая дорогими согражданами, китайскими сувенирами, публичными развлечениями и Будва поражала скромностью своего исторического центра. Будва была шагом назад от размаха Дубровника, добираться в который пришлось целый день, но это того стоило.

Ехали мы в него долго, под проливным дождём, минуя вечную пробку Будвы, взлётную полосу Тивата, заманчивого сворота на Котор, болтаясь где-то между Архангелом Михаилом и десницей Иоанна Крестителя в Цетинье.

Переправа из Лепетани в Каменари была чем-то библейским - если учесть, что пираты держали на другой стороне залива своих венецианских наложниц, а их старые жёны рвали на себе волосы от досады и метали на другой берег камни и проклятия, - это почти ветхозаветная история. Теперь же возможность поколотить венецианскую одалиску стоит четыре евро за одну "путничка возилу" (легковую машину), поэтому ею пользуются все, кому не лень, не испытывая при этом никаких страстей.

Солнце над Которским заливом залило и заиграло на синеве воды, которая искрилась и переливалась как волосы Джулии в неумирающей песне Битлов, а Херцог-Нови промелькнул как неведомая Ривьера, недоступная бедным жителям Будвы, Котора, Игало и Тивата которых в тот день заливал дождь.

Потом я запросила благ цивилизации, поэтому мы остановились у первого драгстора, где внутри играла навязчивая и ненавидимая мною до судороги нутра турецкая музыка, которую так любят жители Балкан, а террасу заливало жаркое солнце, поэтому мы вышли на веранду, которая выходила на дорогу, но зато отвечала балканским требованиям некого безумия - красные обои, красные подушки, скатерти и... яйца на каждом столе. Несколько пёстреньких яиц, сложенных в вазочку на каждом столике. Там нам сварили неправдоподобно вкусный и дешёвый кофе, хотя в музейной столице я с лёгким удивлением пила дорогой каппучино с явной примесью какао и слабеньким вкусом кофе, который был на дне и почти не чувствовался. Но я ни в коем случае не обиделась на местных сербов, а приняла этот слабенький напиток с благодарностью человека, у которого весь день нудно и старо болит сердце, но кофе ему, конечно, мучительно хочется...

Граница туда не была столь мучительна, но на обратном пути два часа мы еле позли в тусклой реке огоньков впередиползущих машин, в черноте ночи безумном треске цикад; самым мучительным является отрезок пути, когда на границе из открытого окна машины появляется силуэт руки, протягивающий паспорта и рука дающего и берущего молча встречаются на секунду, чтобы паспорта перекочевали в густую тьму, а дальше тянутся минуты томительного ожидания - когда роли поменяются и шлагбаум поднимется. Сонных нас приветствовала тёмная девушка, у которой во тьме сверкали только глаза и улыбка. Та восклицала: - Андрей!-Ола! -Ана! - ударяя на первый слог и хлопая штампы в паспорт.
Туда же это заняло ещё меньше времени, и мы увидели более лакированные виды бывшей Югославии, украшающие виды путеводителей, где каждый изгиб дороги вдоль моря достоин того, чтобы украсить обложку книжки, плакат турфирмы и является заманчивой рекламой авиаперелётов; тем более, что взлётная полоса Дубровника обрывалась как раз над дорогой, где стоял знак - чтобы машины не пугались рёва и теней взмывающих откуда-то сзади самолётов.

Горы стали менее суровыми, менее скалистыми, а тени кипарисов бежали по асфальту быстро-быстро, словно копья легионеров, изредка перемежаясь с рекламными щитами, где все рекламируют шоколад "милка" за неимением другого, - как шутила я. В Црнегоре реклама была уже выучена наизусть: "отвори кока-кола - речи да! лету".

Хорватия была заполонена туристами уже всех национальностей и шанс встретить непременно соотечественника становился меньше - здесь был просто Вавилон, но мы благополучно избежали его, вооружившись вкусным сладоледом (на фоне черногорского, который приносил неизменное разочарование). Мы поднимались вглубь города, свернув после ворот в одну из узких улиц, чтобы карабкаться среди кондиционеров, белья, играющих детей и робких цветов в ящиках.

Любая поездка является возможностью "не вернуться", поэтому любой новый город ты зачастую расцениваешь как конечную остановку, но, возможно, в этом виновато нездоровье, а не провидение или ещё какая-то пафосная хрень.

Пёстрое разноязычие толпы и разномастность нарядов создают ощущение венецианского... нет, не карнавала, но республики. Отсутствие растений внутри самого города делают его средневековым, римским, турко-османским, ренессансным, благодаря той гармоничной смести католичества и православия, смягчаяющих завывания муэдзинов, непременных в каждом балканском городе, но выворачивающих бледное и вялое моё христианское нутро наизнанку.

Неожиданные футбольные ворота свидетельствуют о том, что жизнь здесь кипит так, как кипит повсюду на планете, а топот десятков загорелых ног и интернациональные детские вопли "хэллоу" и "гуд афтэнун" местных разномастных детишек делают реальность вполне приемлимой - они ничем не отличаются от моих детей, которые остались где-то далеко во времени и пространстве, независимо от их местонахождения в данный момент, а ты чувствуешь себя умершим, как в любой загранице, ибо ты резко теряешь в весе, статусе, уверенности, каких-то командирских замашках, в богатстве и многообразии собственной речи и необходимости её. За границей ты теряешь ещё и в собственной значимости, затерявшись в песках, водах, камнях и лесах, а главное, что международных толпах, железнодорожных путях и линиях авианаправлений.

Осознавая собственную незначительность ты одержим нехитрой мыслью: как подняться на следующую лестницу, как спуститься в эту кривую заманчивую улицу, как преодолеть ещё один холм, как преодолеть дурноту и головокружение, чтобы спустится во мрак очередной расщелины, заселённой людьми и... почему-то пахнущей церковным запахом - миррой и ладаном. Отчего-то Дубровник местами пах именно ими, хотя мы не зашли там ни в одну церковь.

Нам повезло, что мы увидели его недолго - в лучах заката, а потом торопливо вернулись на стоянку, и золотистый опель корса послушно поплыл по серебряной нитке горной дороги, скользя по ней, как ёлочная игрушка по серпантинной нити.

Чёрная вода, плещущая за бортом парома из Каменари в Лепетани и круговерть огней делала путешествие законченным - мы переплыли чёрную воду, чтобы вернуться в подобие устоявшейся собственной жизни с неизменным пением сербов под холмом, на котором стояла вилла, с отсутствием или присутствием воды и электричества вечером, с появлением госпожи Душицы в красной накидке с красной свечкой, с сухим и чистым пляжем Бульярицы и интернациональным холодом супермаркета, который в любой стране даёт иллюзию близости дома, ибо дома ты так же снабжён красной пластиковой корзиной, каким-то определённым набором продуктов и - каким скудным бы ни было содержимое кошелька - уверенностью в своих действиях, располагая своими тридцатью серебряниками (или евро?) по своему усмотрению (в Хорватии другая валюта, поэтому десять кун, неистраченных на туалет, я привезла в кармане штанов, обесценив их до фантика).


Не впервые я оказываюсь в месте, неподкреплённая никаким знаниями (ну, что я знаю про Югославию? или ту же Далмацию-Круацию - это же смешно...), опираясь только на собственные впечатления, полагаясь на Бога и чукотскую способность петь то, что вижу. Поэтому не обессудьте, а довольствуйтесь малым - фотографиями:

















































Tags: "где ступают мои лодочки", once upon a time..., запечатления, неизбежные флэшбэки, славянский дневник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments