Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"gonna use my legs, gonna use my fingers, gonna use my imagination"

-Ярославна, какая у тебя была компания?
-Хорошая, - отвечает Ярославна, не моргнув глазом. - Аэрофлот.
я, осторожно: - Нет... я имею в виду друзей...
:)

Сцена у Хелены дома:
-Кушайте грибки, Анечка, Филиберчик...
-А что это за грибки? - лезу я в тазик с грибами для Филибера, игнорируя свой - с курицей (Филибер - вегетарианец).
-Местные!
-Не китайские?
-О, нет! - наши знакомые собрали, а они знают толк в грибах!..

Я задумчиво пережёвывая чёрный гриб, разглядываю пластинчатую штуку на вилке: -Что-то я таких не знаю...
-А это редкий гриб - его мало, кто знает! - говорит мама Хелены, хлопоча у плиты, спиной к нам. - Свинушка!
Немая сцена: я делаю огромные глаза, Хелена и Филибер замирают над тарелками, и я делаю какие-то умоляющие пасы бровями.
Филибер, готовый всегда прийти на помощь даме, делает какой-то странный жест, который я воспринимаю однозначно: мгновенно приподнимаюсь, выгибаюсь над столом и... вываливаю содержимое своей тарелки - в тарелку Филибера, быстро-быстро счищая остатки грибов вилкой.
Так же молниеносно я возвращаюсь обратно и торопливо наваливаю курицу на макароны, делая вид, что занята исключительно пережёвыванием.

После Филибер спрашивает: - И что это сегодня было за обедом?
-Ну как? - оправдываюсь я. - Маме всегда говорит, чтобы я не ела незнакомых грибов, - вдруг они ядовитые?!
-А меня, значит, не жалко? - саркастически спрашивает Филибер.
-Нет, не очень, - качаю головой. - Ты же вегетарианец - тебе ничего не будет! - моя святая убеждённость подкрепляется честным взглядом в обрамлении накрашенных ресниц.

Идём по Засолью Убийскому, торопливо лавируя между скамеек и довольно однообразных личностей.
Филибер, немного нервозно: - Лица все какие-то одинаковые...
-Ха! - ещё бы! - восклицает Хелена. - Ты, чё, хочешь, чтобы они тут разные были? Под такую-то музыку тыц-тыц...
-Вот раньше, какая нормальная музыка всё-таки была! - сокрушаемся мы.
-Тату, Виа Гра, - говорю...
И мы трое начинаем хохотать как безумные.

-Но, знаешь, я тебя поняла, - задумчиво сказала сегодня Ярославна. - Там во всяком случае были слова...
-И не намного хуже, чем у декадентов, - со знанием дела добавила я.


До вечера провозилась над обещанным мне сливочным пирогом с суфле. Суфле получилось. Пирог - нет. Поэтому я всё порубила это в капусту и полила сбитой сметаной. Разбудила папу в два часа ночи, чтобы он это опробовал (я-то свою отраву никогда не ем...).
-Второй пирог получится лучше! - ободрил папа. - Только никого этим не угощай, - добавил папа тем голосом, которым меня обычно предупреждают в случае инфантильного и неподобающего поведения.


Ярославна: - И вот мы, такие с Таней, постелили одеялки, легли на пляже... и тут к нам пристали негры. Мы всё молились, что они пройдут мимо, а они не прошли. Тогда мы им стали говорить, что нас зовут Маня и Клава, и мы девочки-лесбиянки.
-Яся! - восклицаю я. - Конечно, они вам не поверили!
-Почему?
-Ну, как девочек-лесбиянок могут звать Маня и Клава?! - вместе?! - ты сама-то подумай! Их должны звать как-то... изысканно и благородно! - далее я выдаю список имён наиболее благородных.
-Хорошо, - покладисто говорит Ярославна. - В следующий раз я напрягусь и постараюсь вспомнить всё, что ты сказала.
-И мы позвали на помощь двух проходивших мимо мужчин, но... мы сгоряча не разглядели и... стало только хуже: на помощь нам пришли Ашот и Фрунзик.
-Трындец, - сочувствую я. - Как от них избавлялись?
-Мы ужасно разозлились, когда они сказали, что проводят нас до дому только, если им за это что-то будет. - А просто так нельзя, да?! - завопила я.
Мы кое-как вернулись домой, и я сказала: - Таня! Нам срочно надо задружить с мальчиками, живущими рядом! - так мы хотя бы сможем всюду ходить.
Мальчики действительно оказались очень милые - и я в очередной раз возгордилась тем, что моя подруга не только красива, но и умна.
:)

-Яся, чем ты меня будешь кормить? - спрашиваю.
-День клубники! - клубнично-шоколадный пирог и клубничный чай.
-Чёрт, здравствуй, аллергия, давно не виделись, - сокрушилась я.
-Ой...
-Ничего, - хладнокровно вонзилась я в пирог. - К 1-ому пройдёт... там обидно быть прыщавой на фоне своих детей.

Мама Хелены: - Надеюсь, 1-го будет хорошая погода...
Хелена, коварно: - Дождь...
-Да ну! Всегда 1-ое солнечный прекрасный день, и дети так радуются...
-Идиоты, - хмыкнула Хелена. - Просто идиоты.
-Ой, я тоже радуюсь, - подала голос я. - Всё-таки под зонтиком изображать траурную курицу охоты нет! - как я тогда надену новую кофточку этой недели? - до неё как раз к сентябрю дойдёт очередь.
Филибер, коварно: - Аня, ты уже купила тетрадку для учителя?
-Да, - говорю. - Серебристо-чёрную, в твёрдой обложке. Она идеально сочетается с любым нарядом, компактна, крепка и её удобно бить по голове нерадивых учеников.
(оговорюсь: это я делаю крайне редко, и только в шутку; чаще - на перемене).
Филибер: - Представляешь, Надежда Павловна бы выбирала так тетрадь...
-Ну, она умная... - смутилась я неподдельно.

-Как тебе N? - спрашивает Ярославна.
-Очень милый! - искренне говорю. - Похож на Элайджу Вуда времён фильма... там, где он, такой, короче ездит на жигулях по Украине... что-то вроде: И умерли надежды...
Ярославна, наморщив лоб: - Это фильм "И всё осветилось?"
- Точно!
-Как ты его хорошо перевела...
-Да я вообще такая же мизантропка, как твоя подруга Ромуальда Кшыштопопыльевская...
-Ну, нет...
-Ну! Сижу целыми днями, молчу и думаю, что ничего не хочу и никого не люблю (не путать с: никого не хочу и ничего не люблю).
-А... да, кажется, есть что-то...


К пяти вечера я проснулась как-то раз настолько (не спрашивайте, какого чёрта мне не спится ночами? - этот вопрос я задаю себе с детства, но даже Владимир Набоков не знал на него ответа, а у него была та же проблема), чтобы прийти в банк и сесть напротив мальчика в розовой рубашке.
-Сейчас, девушка... освободится оператор, будем писать заявление... в голосе мальчика слышалась такая тоска, что явственно читалось: работаю тут с восьми до пяти, а эта только встала... и на голове чёрте-чё, и явно пьёт. Пьёт, как рыба.
-Мне в коридоре подождать? - сочувственно наклонилась я над ним, и мои шестнадцать серебряных браслетов сочувственно звякнули.
-Нет, отчего же? - мальчик собрал остатки вежливости.
Написание заявления заключалось в том, что я должна была поставить закорючку на готовом бланке, который мальчик долго извлекал из недр принтера.
-Может, мне хоть галочки там расставить? - опять проявила интерес я.
-Нет, - это мы будем делать, - отмахнулся он. - Катя! - а тариф за это снимается?
-Нет, это бесплатно делается, - откликнулась Катя.
Мне ещё жальче стало подневольного раба филантропии - и денег с этой праздной клуши не возьмёшь.
Поэтому я сидела, болтала ногами под стулом, звенела брелками на браслетах и думала о судьбах человечества и современной литературы.


Из разговора с Филибером и Хелен:
-Тебе-то грех жаловаться! - у тебя этих серёжек - вагон и маленький бронепоезд... и платьев, и всего, чего можно пожелать!
-И вы думаете, Маргарита Николаевна была счастлива? - саркастически вопрошала я. - О, нет! - "Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов житья в совместной квартире. Словом... она была счастлива? ... Ни одной минуты!"


















- всё Ярославнино, включая маффины:)
Tags: "друзей моих прекрасные черты", Засолье Убийское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments