Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

ПОТОМУ ЧТО ЭТО МЫ...

Были на капустнике у Филибера. В значении, что пили чай (из самовара) с листом чёрной смородины и ели пирог с капустой, которым, подозреваю, ещё Софья Андреевна потчевала Льва Николаевича.
И только стопка блинов была типично французской. А за черничным вареньем Филибер лазил в погреб.
Филибер разрезал капустник, а там оказались... блины! - слой теста, блин, слой капусты с яйцом и луком - блин, слой капусты, блин... и запах!.. о, запах столовских пирогов, которых я, девочка-принцесса, разумеется, никогда в жизни не пробовала, чем очень удивила даже Ярославну с Филибером. Но я их нюхала и тайно мечтала... нет, не о тех пирогах, а о каких-то неведомых. Как этот капустник.

Филибер вздыхал по-поводу того, что есть музей Брокара, и как было бы интересно... и тут я достала два пакетика: "Сладкие грёзы" для Ярославны и "Обними меня" - для Филибера.
-Откуда? - изумился Филибер.
-Оттуда же, - невозмутимо ответила я. - Всё берётся из Нового рынка. И родительского кошелька.

-Дорогие, что ж вы всё время смеётесь? - вынырнула я из-за объектива. - Сделайте лица попечальнее! - скоро 1-ое сентября, и вам пора учиться!
-Ох, - скисли герои.
-Тебе дать учебник по экономике? - встрепенулся Филибер.
-Хороший? - вяло откликнулась Ярославна.
-Нет, учебник-то фиговый...
Тут я бодро защёлкала затвором с энтузиазмом честолюбивого фотокорреспондента.


И плыл тихий августовский день на излёте леты к излучине Леты, цепляясь флюгерами за облака и дном о подводные камни... тот день, когда температура воздуха держится около безобидных двадцати градусов, когда можно носить туфли (о, ту-у-уфли!..), блузки, юбки и чулки, но время зимней неуклюжести ещё не наступило...

Мы праздновали новое зеркало, которое Филибер принёс с помойки - зеркало в стиле модерн. И сидели на дырявых венских стульях, и были счастливы, молоды и отнюдь не всемогущи... но мы не грустили, а ужасно много смеялись. Ярославна была Надеждой, которая сперва приходила к милой Вере, чтобы заложить перстень (у её подруги Лели Николаевны тяжёлая запутанная жизнь), а после Леля Николаевна приходила на свидание к Вольдемару; а тихая Вера Павловна сидела и печалилась, беспокойно перебирая в руках бусики, браслетики, ракушку или часики: где же муж? который задерживается на службе, и которому так помогает Леля Николаевна!..
Ещё Вера Павловна (ваша покорная слуга) читала вслух Достоевского Надежде, которая пила яд, а потом вино. Много. Ибо не Гертруда.

В финале, впрочем, Вольдемар задушил Лелю Николаевну её же бусами, но та ожила, и они выпили рябинового соку на брудершафт. Всё это вы увидите позже, а пока вас только чуточку подразню и погублю:









































Tags: "друзей моих прекрасные черты", "их веер пахнет гибельно и тонко", "общество мёртвых поэтов", "умиротворяющий бальзам", once upon a time..., деграданс, запечатления, мой ХХ век, свидетели, фотоархив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments