Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"я подумываю о смерти - смерть икает на том конце..."

...мы найдёмся.как на концерте.
Дело просто в моей ленце...
я подумываю о смерти -
смерть икает на том конце.

Верочка Полозкова


-Анна Андреевна, почему вы стали такая злая? - спросила сегодня в наступившей тишине Вайолет.
-Злая? - переспросила я в наступившей тишине. - Вайолет, я не злая, я просто усталая.

В школу я ворвалась, проводив Амарин, которую встретила после концерта вчера вечером, до этого я два часа резвилась и учила Байрона петь песню про паучка - сегодня, кстати, настал черёд Вайолет. И про автобус. И про паучка. И про индейцев. Они просто проводят уроки на день самоуправления - это не приступ моего безумия.

Ворвалась, опоздав, и Самая Первая Учительница воскликнула:
-Анна, я тебя зарежу!
-Не я виновата, что улицу перекопали, - огрызнулась я с интонациями Дольче из 9-го класса.

Спустя урок: - Анна, девочек надо забрать с урока литературы - почему они так готовы? - сказали, что рады - дескать, на литературе всё равно "только читают"... что ты там с ними делаешь?
-Читаю.

На третий урок анна андреевна явилась уже совсем раздражённая:
-Девочки, которых не было! Вы пропустили всю веселуху, которая была на прошлом уроке... а теперь... вторая часть смертной тоски!
(чем анна андреевна не наглый подросток? - она ещё хуже)

"Веселуха" была такая: её я сочиняла во сне, лёжа в кровати накануне: нужно было вписывать в столбики "литературный язык", "сленг", "жаргоны" все эти милые выражения от "тварь дрожащая" и до "могу я, нафиг, взять в руки топор?" до просто "Раскольников, ты тварь!".

А из хорошего - мы с 9-ым классом бодро топаем Макбетовских ведьм по-английски, и у них это так славно получается... вернее, анна андреевна никак не может обрести связь с родным языком, поэтому предательски переходит на свой второй язык, прячась в него, как в спасительные дебри Шервудского леса с родным привкусом северного ветра, лижущего серые скалы Тинтэйджела.

Мой второй класс восстановил себя в правах и возвысил себя в моих глазах, когда смог собраться после позавчерашнего; но я не помню, что было вчера - только, что было хорошо... И был прекрасный второй класс, но я опять ничего не помню - только, что Трикси бросила колоском (весь класс завален пшеницей - урожай собрали) в Кэвина, а тот сказал, что она "вообще написала мне записку, что я козёл" - тут я всплеснула руками и только в сердцах сказала, что "семейные отношения решают на перемене"...

Казимир стрелял из рогатки, которую соорудил из флейты и верёвки от чехла... кажется, мелками... я не помню. Но дети бежали за мной через детскую площадку с криками: - Мисс Энни, куда вы?
-Домой! - радостно прокричала я и... убежала до вечера.

В девятом вчера было лучше, чем сегодня, но я уже не помню, что мы делали... ах, нет! - мы писали сочинения, как в обычной школе. Кажется, они были в шоке. Темы показались им дикими, и я в глубине души... с ними согласна. Неудивительно, что половина класса выбрали "моё отношение к молчалину" и поносили его на чём свет стоит. Ещё они составляли "цитатный план".
-Не спрашивайте, зачем это надо. Так надо, - сказала я твёрдо
(а сама подумала, что все мои предшественники столкнулись с проблемой - как заставить работать с текстом? - как угодно. На войне все средства хороши!).

И сейчас я вспомнила главное - Аделаида почему-то плакала в начале урока, но стерва а.а. сказала: "ребята, мы оставляем проблемы за дверью класса, а на уроке мы работаем" - а.а. оставила за дверью свои проблемы, но анне андреевне уже столько лет, что она слышит "как надо мной проходит студёная вода", и она уже лежит на дне речном... Аделаида ещё умеет плакать (в отличие от анны андреевны).

Заметила я это только, когда мы читали изречение - я подошла и стёрла слезу пальцем со щеки Аделаиды. И забыла. Вспомнила только сейчас. И совсем забыла, что я когда-то это тоже делала.

Но не знают эти мои дети, что плакать человек перестаёт только тогда, когда сталкивается с настоящим злом, а потом он встречает на пути столько всего, что уже не может себе этого позволить: ему слишком многое предстоит сделать, слишком многое от него зависит, и так много боли вокруг, что своя - притупляется.

Ношу шерстяной пояс, который притупил боль от невралгии, чувствую себя толстой и... толстокожей. Пояс кусается, мне жарко, но всё-таки он спасает не хуже бронежилета.

Майкл из 1-го класса, спрашивая о причинах моей отлучки во время урока:
-Ты почему усла-то? - куда ты ходила? - а сама не лазлесаес мне...
Встав на колени перед Майклом, чтобы быть с ним одного роста, объясняю ему причину, по которой мне пришлось уйти, дав им задание.
-Но ты больсе не уйдёс?
-Я больше никогда не уйду, Майкл.
-Тогда холосо.

И я тоже так думаю.

Вэндиваря на заре своей преподавательской деятельности писала: "И никто не знает, что на самом деле мне хочется закрича-а-а-а-ать!" - и я рада, что в этом году мне определённо.... не хочется.

Ведь есть: розовый бант Трикси, лирическая грусть пятиклашек (бывших спиногрызов), прочитанная мною книжка Теодоры, явление Гермионы в полутьме коридора, несмелая улыбка Аликс, рассказы Теодоры, любовь к английскому нашей Джейн, гаррипоттеровские очки Гарри Роджера Непоседы, толстые щёчки Котякоти, рыцарские замашки Котаукикотояки, протянутая розовая рука Мэри-Руа, вопли тюленя Мозеса, голубые широко распахнутые глаза Бэтти под голубой вязаной шапкой, прохладный сентябрьский воздух, ветер и дождь, срывающий листья, невымытая доска в 9-ом классе, которая напоминает о том, что в других классах этой проблемы не возникает, вопли моих китов из третьего класса, вечно спущенная лямка сарафана Алиссии, строгое и светлое лицо Лотты, светлые завитки на тощей шее Джекки и его вечно поднятая ручонка, невыносимые комментарии Меркуцио, без которых уже жизни не представляю и не могу, спокойствие и уверенность Рональда, моя очарованность Персифалем и его зонтиком в виде божьей коровки, перерождение Чарльза, робкая рука Айрис, строгий и светлый князь Игорь (не всегда он светлый - иногда он вполне себе тёмный, как все второклашки), Люсинда - королева драмы, Энни - светлый ангел, Мэри, которая попросила петь старую песню "Май Бонни", неиссякаемый оптимизм Дэни, смех Байрона, который нашёл меня под столом в учительской, где я пряталась и звонила по телефону, хихиканье Вайолет, тихое старание Мэриан, косые лучи на аллеях парка культуры и кладбища, золотистые тополя и позолоченные солнцем пирожные, купленные после тяжелого рабочего дня.
Аминь.

-Второй класс, если будете себя плохо вести - никто не придёт к вам не день самоуправления!
-И не надо! - орёт мой буйный второй класс. - А где будете вы?
-А я не буду вести урок...
-У-у-у!
-Стоп-стоп, без меня будет ещё лучше! - прижимаю я руки к сердцу и убеждаю, но тайно испытываю признательность и глубокую благодарность - спасибо за эту неделю, - говорю мысленно.
Tags: o mummy mummy blue, киндертарий, литердевочка, о маммиблюблюблюблю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments