Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
Скажите мне, березы,
Что я ничтожна
И достойна жить
(с)


Стоит пять дней не видеть детей - как всё... волны вполне привычного человеческого отчаянья, и тьмы поглощают опального декадента, когда "кто зубами стучит в облаках октября?".

Пока анна андреевна переживает очередной учительский кризис веры, постболезный приступ самокопаний и прогрессирующей мизантропии, - отвлечёмся ради литературы.

Возможно, в отчаянье погрузила книга Майгулль Аксельссон - "Апрельская ведьма", на фоне которой "Похороните меня за плинтусом" выглядит русской семейной идиллией.
Во всяком случае, в последней... много любви. А в "Апрельской ведьме" меня пугает её зияющее отсутствие - и сестёр друг к другу, и к работе, и к окружающему, и окружающих, и шведских промышленных городов и главной героини - изуродованной старшей сестры, оставленной в приюте для неполноценных детей. Видимо, я никогда не читала книги, где столько ненависти женщин друг к другу.

Зато книга Мюриэль Барбери "Элегантность ёжика" была просто светом - там были и Татьяна Владимировна, и девятиклассницы (правда, там девочке 12, но ей могло быть сколько-угодно лет), и Япония, и литература, и Лев Толстой, и коты, и... любовь.

"Вообще весь день меня преследовал фрейдизм. Вечером я ела шоколад. Я его ужасно люблю, и это чуть ли не единственное, что у меня общего с мамой и сестрой. Откусила кусок плитки с орехами и почувствовала, что у меня ломается зуб. Подошла к зеркалу и убедилась — откололся еще кусочек резца. Летом на рынке в Кемпере я зацепилась ногой за какую-то веревку и упала, зуб треснул и с тех пор крошится. Мне стало смешно — этот осколок напомнил мне сон, который якобы часто снится маме: как будто зубы у нее чернеют и выпадают по одному. И что же изрек по этому поводу ее аналитик? “Любой последователь Фрейда скажет вам, мадам, что это сон о смерти”. Как вам такое? Дело даже не в примитивном толковании (выпадающие зубы = смерть; зонтик = пенис и т. д.), как будто неясно, что культура обладает огромной силой внушения, которая никак не соотносится с действительностью. Возмутителен нарочитый тон (”любой последователь Фрейда скажет вам”), подчеркивающий его огромное интеллектуальное превосходство над профанами, тогда как на самом деле он похож на говорящего попугая.

Зато сегодня я передохнула от всего этого: была у Какуро и пила чай с какими-то необычными, очень вкусными кокосовыми пирожными. Он сам зашел пригласить меня и сказал маме: “Мы с вашей дочерью познакомились в лифте, и у нас с ней завязалась интересная беседа”. — “Вот как! Вам повезло, — сказала мама, — с нами дочь почти не разговаривает”. Какуро спросил, хочу ли я зайти к нему на чашку чая и заодно посмотреть на его кошек. Мама отпустила меня с большой охотой, ей, наверное, уже мерещились сказочные перспективы, которые сулило такое начало. Что-то в духе истории современной гейши в доме богатого японского господина. Ведь месье Одзу, говорят, очень богат, и это одна из причин того, что все перед ним заискивают. В общем, я пошла к нему пить чай и знакомиться с кошками. Ну, что касается кошек, мои взгляды на них от этого знакомства не изменились, хотя у Какуро они, в отличие от наших, хотя бы служат настоящим украшением. Я изложила ему свою точку зрения, но он, оказывается, верит в то, что даже у дуба есть своя красота и свои чувства, а у кошки — уж тем более. Еще мы поговорили о сущности ума, и он спросил разрешения записать в свою книжечку мое определение: “Ум — не священный дар, а единственное оружие приматов”.

А потом снова стали обсуждать мадам Мишель. По мнению Какуро, ее кота зовут Львом в честь Льва Толстого, и мы оба сошлись на том, что консьержка, которая читает Толстого и книги издательства “Врен”, — явление незаурядное. У Какуро есть определенные основания думать, что она любит “Анну Каренину”, и он решил прислать ей этот роман в подарок: “Посмотрим на ее реакцию!”

Но моя сегодняшняя глубокая мысль не об этом. Меня навел на нее Какуро. Речь зашла о русской литературе, которую я совсем не знаю. Какуро объяснял, за что он любит романы Толстого: с одной стороны, они “универсальны”, а с другой — все происходит в России, в стране, где на каждом шагу растут березы и где аристократам, когда началась война с Наполеоном, пришлось заново учить русский язык, потому что раньше они разговаривали только по-французски. В общем-то обычные взрослые рассуждения, но у Какуро все получается как-то особенно вежливо. Что бы он ни высказывал, его всегда очень приятно слушать, поскольку он обращается именно к тебе, говорит именно с тобой. Первый раз встречаю человека, которому во время беседы важна я сама, он не думает о том, какое производит на меня впечатление, и во взгляде его читается: “Кто ты? Ты хочешь со мной говорить? Как приятно с тобой общаться!” Вот это я и называю вежливостью: когда с тобой считаются и ты это чувствуешь. Честно говоря, Россия и русские с их великой литературой меня как-то мало волнуют. Они говорили по-французски? Ну и что? Я тоже, и к тому же я не угнетаю мужиков. Но березы, я не сразу поняла почему, задели меня за живое. Какуро рассказывал о русской природе, о том, как качаются и шелестят березы, и я вдруг ощутила удивительную легкость..."
Tags: чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments