Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Ну, всё... отхэллоуинили: "рок-н-ролл мёртв, а мы ещё нет..."

Со старшими. Да. Было 13 человек, из моего класса - пятеро.

Хорошо, что Ярославна позвала Тиму и Андрея из бывшего 12-го класса (они были Робин Гуд и Cow Boy), Ярославна была Фрэдой Крюггер, Филибер - Дорианом Греем, я - Мариулой.
Теодора была Пьерина, Аликс - Ленор, Байрон - Дракула, Джейн - Привидение, Вайолет - Ворон.
Алёша и Настя были оборотнем и ведьмой. Т.е. нас было мало, но мы были бодры!

Вопреки всё время думала, что мы, хоть и весёлые, в противовес детям, но... старые.

Старой я почувствовала себя ещё тогда, когда новые младшие дети стали называть меня "мамой", а тут читала пост Ани jar_of_jam, о том, что мы - поколение андеграунда, неважно, что пели мы не про себя... а между нами и теми, кто сейчас - пропасть.
-Может, потому что мы родились в СССР? - пошутил Филибер.

Невесело посмеялись. Между нами и детьми 90-ых куча непереводимых выражений.
Пою такая и думаю: - Интересно, а мои дети знают, что такое "икарус"? - "ведь я похож на новый "икарус", а у меня такая же улыбка..."

Испугалась: ещё лет пять, и детей придётся учить словами песни "звезда по имени солнце"...

А если серьёзно: спасибо моим детям - они молодцы, спасибо друзьям, спасибо дорогому Богу за то, что позволил всё это организовать и сердцу, которое позволило всё это пережить.

Костёр, кстати, разводили с одной... свечки. Это я спички положила в сумку, сумку отдала Филиберу, сама шла впереди и вела детей под мост, где спят бомжи (но слава богу, то не спали:).
И праздник фонариков у меня плавно перетёк в Хэллоуин, Самайн и новую четверть.

Шесть лет назад за "хэлолуины" начала отвечать моя мама, а теперь, значит... как большая, ибо "те, кто нас любят, смотрят нам вслед, ибо рок-н-ролл мёртв, а я ещё нет".

Четверть была бурная. Искренне надеюсь, что следующая будет спокойнее: смиренно молю и заклинаю (во всяком случае).
Мы прокопчённые, продымленные с разъедаемыми глазами и охрипшие. Всё не зря.
Шесть лет назад я лихо выписалась сразу из двух больниц, поэтому Хэллоуинилось мне отлично - я из жизни ушёл, я от смерти ушёл, а от страха я и подавно уйду.
И только от времени - не.

Ярославна написала, когда вернулась домой: - Что-то мы стареем - устала я.
Им с Филибером завтра в универ - бедолаги... Андрей 8-го ноября уходит в армию (сам захотел), Тима на следующий год уедет - как в этом году уехала Вера Бунина; и я с ужасом думаю о пропасти между классами - там дыры зияют - есть пять человек в 11-ом и... всё. И сумеем ли мы кого-то сберечь и вырастить, чтобы стояли рядом - вероятность пятипроцентная.

С другой стороны - писать на бумажках страхи я не стала - и жечь их - тоже (встретилась взглядом с Филибером: дать ручку и бумажку? - не-а... -Ничего не боишься? - улыбнулись оба).

Поэтому мне не к лицу чего-то опасаться:
- я позволю себе смелость посоветовать вам, Маргарита Николаевна, ничего и никогда не бояться. Это неразумно, - как сказал дорогой булгаковский Коровьев.

Когда я училась - старших классов не было, и мы были одно сплошное "томление духа", позади всё, впереди - неизвестность. Может, и моим детям для чего-то нужно "постоять на ветру"? - не знаю... Но знаю только:
на одном фонарике было написано "смерти нет, смерти нет, смерти нет, смерти нет, смерти нет" - это Вайолет написала, - догадалась. И улыбнулась:

Посмотри на них - говорит гора,
повторим им, что смерти нет.
Есть она, - говорит гора,
вся разрушена до нутра.
Есть она! - говорит гоа,
вся изгрызена до корней.
Она не уйдёт, и я не уйду.
Не падёт она, и я не паду.
Есть она! - говорит гора, - и я буду с ней.
Не она со мной, а я буду с ней
и скажу ей, что смерти нет.

Екатерина Боярских


Tags: дети, запечатления, мой ХХ век, свидетели, социальное, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments