Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"В наш город - обетованный... такой невозможный и такой желанный..."

Плыла вчера в смутном мареве стужи через мост, где никаких машин - только фонари. Направо - тьма, налево - тьма, только серая лента подмороженного асфальта тускло поблёскивает впереди в подслеповатом свете.
Улицы пусты, ни машин, ни людей... такое чувство, что войска поспешно оставили город, а люди укрылись в домах: авось пронесёт...
Если хотите, чтобы кто-то сделал вашу жизнь яркой - подружитесь со мной. Нет, я совершенно серьёзно. Вчера я должна была в одном приличном доме готовить роллы и забыла рыбу. Хозяева любезно засолили рыбу за два часа до Нового года, дали мне недозрелый авокадо, а я любезно недоварила рис в непривычной кастрюле.После выяснилось, что я позабыла ещё и имбирь. И васаби. Когда я полезла в пакеты шуршать кринолинами и блузками, то... выяснила, что забыла корсаж на шнуровке, а вместо него торопливо прихватила из ящика летний топик со шнурками... в результате, он был (кстати, впервые в жизни - как это часто у меня и бывает) надет на средневековую блузку и... оказался ничуть не хуже.
Как вы понимаете, шляпку и туфли я не забыла.

Всё выглядит странно - "и если через сотни лет придёт отряд откапывать наш город", то они найдут занесённые снегом остовы автомобилей, груды стекла, бетона, брёвен, обгорелых балок, немного резного деревянного кружева и много упаковочной бумаги из "Карса" или "Томата" (для несведущих: магазины подарков), они найдут не только пушнину, золото и сотовую связь, но и запрятанные и заныканные мандарины - их следует приносить под полой шубы и дарить капризным девушкам, как в рассказе О'Генри (там были персики, но, право, кто ест персики зимой?), даже на городских окраинах, в старых гастрономах, где торгуют готовым платьем, стиральным порошком, мясом, рыбой и кошачьим кормом, продают авокадо и, если повезёт, чуть подрумяненное с одного боку манго (в этом месте полагается кричать "бинго"? - как-то так).

Они найдут покосившиеся столбы с обрывками глянцевых афиш, чугунные ограды с идеологической символикой, занесённые снегом щиты с беззастенчивой рекламой; найдут растрёпанные и немодные книги, кипы ненужных неоцифрованных бумаг, они не найдут фамильных пистолетов, алмазных подвесок (разве, что пыльно-хрустальных), не найдут ни фамильных драгоценностей, ни царских денег, ни золота Колчака, ни даже высоких сугробов и завывания метели за кадром любого фильма о здешних широтах...

Но они найдут вполне себе сносную улицу с магазинами, недурную иллюминацию, всеобщую электрификацию - взамен деревьев полагается ставить два-три фонаря на метр, улицу с машинами, оградами, огородами, улицу с кофейнями, парки с могилами, тёмными аллеями - такими милыми.

И с каких-то неведомых пор я предпочитаю стоять даже не на берегу реки, а на берегу стальной реки рельс Транссиба, связующих наш город с остальными - только в две стороны. И эти мучительно тянущиеся, немыслимые, стальные реки несут на себе потоки людские, в отличие от вод, которые - только небесные и... божьи? - ах, нет... ещё они несут свет - электричество идёт через воду - я в этом, правда, не разбираюсь, но точно знаю. Словом, потоки божьи - руками человечьими ("спасибо за воду, спасибо за свет, спасибо природе, а бога нет").

И проезжая в громыхании черноты и тьмы мимо каких-то, богом забытых, деревянных станционных домиков, ты понимаешь, что всё живёт и дышит - но уже почти совсем умирает, потому что ни красные, ни белые, ни зелёные, а только настоящие в то виноваты. Те же - прошли, проскакали, пронеслись, проехали, проплыли и... пропали как не были.

Настоящее вытесняет стремительно, с позиций целого мира и света. Но мне всё хочется пронести кусочек выцветшей фотографии, уцелевшей мушки под сеткой вуалетки, перышка птички, запаха неглубокой речки, запаха серной спички от запалённой тонкой свечки.
Пронести мимо, как тот запрятанный в рукав оранжевый мандарин (не свети мандарином, не спались!), замирая от страха и ужаса на границе тьмы, чтобы с победным чувством вручить его под светлой ёлкой.

И чтобы метель выла, как в километрах кинолет (именно) о здешних местах, где мы все так удачно схоронились, но чуточку очерствели и обветрились, чтобы сугробы были высотой с человеческий рост, чтобы под каблуком обязательно - хруст, чтобы в яслях - по младенцу, во дворах - по колодцу, на каждую крышу да серебряное копытце, в каждую лужу по звездочке размером с блюдце.

Чтобы все сошлись и примирились - нашли себе место по вкусу, запаху, цвету, слуху и духу. Чтобы впредь ни один поезд не мог нас пролететь, чтобы не дай Бог нам от него не отстать, нам на него поспеть, а дальше его отпустить.

...чтобы иней по-прежнему сиял на башнях торгового дома Кальмеера, времён барышни с веером, а ныне - с плеером, чтобы играл орган, подыгрывал варган, горшочек варил, бурлил и говорил.

Чтобы было кому за нас платить, плакать, претерпевать и преуспеть, а мы так - погулять вышли:





































Tags: "а за тобой летят бабочки", "где ступают мои лодочки", "незачем иметь этот город без...", "она же рече: по истине лжа то", мой ХХ век, неизбежные флэшбэки, свидетели, стихия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments