Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
  • Music:

"двадцать лет я смотрю в календарь, и все эти годы в календаре зима..."

O children
Lift up your voice, lift up your voice
Children
Rejoice, rejoice...

Hey, little train! Wait for me!
I once was blind but now
I see Have you left a seat for me?
Is that such a stretch of the imagination?
(c)


И ещё один год начался... этот дневник всё меньше похож на дневник, т.к. отнюдь не снимает слепки с "сегодняшних эмоциональных состояний, когда я Его, мама дорогая, увидела... и Он прошёл в толпе весь такой царственно-загадочный" (Мария Степанова); но и не занимается летописью, чего мне, откровенно говоря, жаль.

Из важного: мы ездили в Засолье Убийское. Оно всё ещё стоит: со всеми своими старыми магазинами, с трёхлитровыми банками сока, пыльными люстрами, словоохотливыми продавщицами, типовыми застройками, нечищеными и прекрасными улицами без соли, но со снегом.

В электричке я так замёрзла, что грела себя всеми возможными способами - пила чай, читала интересую книжку, периодически разувалась и подсовывала под себя ноги, дышала на руки и т.д.; ослепительный бескрайний снег был за окном и... изнутри окна - на внутренней раме; и я зачарованно разглядывала сетку его узора.

В Засолье мама Хелен спросила:
-Ань, а ты почему на работу так поздно выходишь? Разве у вас нет каких-нибудь педсоветов?
-Есть, - говорю. - Но у меня день рождения. Восьмого.
-А девятого - Кровавое воскресенье, - подхватила мама Хелен. - Как в такой день работать? - просто святотатство.
Нет нужды объяснять, что мама Хелен работала и четвёртого января.

Но я ленива... поэтому со страхом жду, когда настанет Последний День, и я должна буду сделать все уроки ко всем классам. Не будем об этом (мне полагается пить, плясать и веселиться).

Ехали с Филибером обратно вместе - до-о-олго... и в плеере выпало:
"...я рассказал бы тебе всё, что знаю... только об этом нельзя говорить.
выпавший снег никогда не растает. бог устал нас любить.


и лучших слов - для полузабытой в черноте мирового пространства электрички - выбрать нельзя.

А вчера я ходила с моим прекрасным другом переживать этот странный день, когда в этой стране Рождество, но было бы странно мне справлять его дважды - закончив Адвент и пережив Новый год; м.б. более всего неприкаянной я чувствую себя в здешней религии - ни на один праздник я не имею права, потому что каждый православный праздник надо заслужить.

А про переживание этого написано лучше, чем я могла бы:
читать

Что ещё? - было бы, наверное, неслыханной наглостью просить у Высших Сил ещё один такой год, потому что я превышу какой-то небесный лимит терпимости и вседозволенности. Хотя я отчётливо вижу, что лёгкость (все её виды) оплачивается всегда очень дорого. Непомерно дорого.
И даже нет смысла об этом писать.

Всеми силами поддерживала весь день снег - я ведь хочу встретить свой новый год принаряженно, правда? Хруст снега вполне себе литературный - чувствую, что так ходили бояре, купцы, ямщики, чиновники, извозчики, даже герои Достоевского. И какая тяжесть от моей поступи - как будто вся тяжесть неразрешённых вопросов религии, веры, меры и степени ложится на мои плечи - а это я вечером вышла поскрипеть немного.
Улицы пустые и приглушённые. Снизу - подзолочённая фонарями белизна, сверху - густая свежая чернота. Снег засыпает тебя равномерно, неизбежно, непрерывно. А ты ходишь и ходишь, любуясь и на снежный дом-вертеп, и на пять наряженных живых ёлок с настоящими (облупленными) игрушками, слушаешь слабый шелест лент из фольги, но ощущаешь неловкость, когда видишь сутулую чёрную фигуру, поднимающуюся в ярко освещённую церковь.

Смотришь вперёд из-под подснеженной опушки капюшона, щуришься и думаешь, что надо бы сделать больше - договориться и с самыми младшими, и с самыми старшими, и этому помогут мои "средние", которых теперь будет больше, а значит, там, где будет меньше - будет легче.
Единственное, где мы хоть как-то можем планировать - это работа; всё остальное настолько зыбко и непредсказуемо, что зарекусь предсказывать.

Но как бы хотелось сохранить лёгкость (не поступи в снег, но вообще) - пусть и ценой количества и качества текста. И два шарфа связать. Как минимум.

Дорогой Бог, ты записываешь там, я надеюсь?

P.S. Носков больше не посылай - спасибо, запаслись. Любви - тоже хватает. Терпения бы... ладно, опять начала. Больше не буду.


































Tags: "друзей моих прекрасные черты", Засолье Убийское, свидетели, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →