Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

"Так я хотел бы в этот бедный час приехать на окраину..."

Все эти дни я изо всех сил пытаюсь думать про Японию, чтобы не слышать, например, в пасмурную пятницу, как за кем-то едут машины скорой помощи - я видела семь, а слышала их весь день, автоматически отмечая: опять...
И это был день, когда дети улыбались, а я не могла не только изобразить что-то подобное губами, но и просто быть мягкой, доброй и внимательной.
Так, чтобы раздражённо покрикивать на Бэтти, которая просто сама наивность, - это уж точно землетрясение.

Память путается и сбивается, и в 1-ом классе меня почти разоблачили. Все принесли любимую игрушку, и у Агаты был морж. Божественно-прекрасный морж с воистину замшевой мягкостью складочек, с плавными изгибом спины, двумя белоснежными бивнями и мягкими карими глазами...
-Как же тебя зовут? - вдруг спохватилась я.
-Она не настоящая англичанка, - сказал вдруг кто-то в наступившей тишине.
-Настоящая! - в голосе Томми зазвенело отчаянье.
-Нет. Она бы знала, как будет "морж".
-Ну, я моржей, может, не видела, - слегка обиделась я, задетая за живое (несмотря на то, что никогда не утверждала, что была хоть раз в Англии).
-Мы тоже не видели, - парировали дети. - Но мы же знаем, что он по-русски "морж".

Ближе к концу урока я вдруг хлопнула себя по лбу и заорала: - walrus! walrus! - я вспомнила! - walrus!

Так что тут я сумела восстановить доверие.

С 9-ым у меня значительно хуже. Обсуждаю с Джейн богов и понимаю, что напрочь забыла, какая там богиня была за Париса.
-Ну, Гера и... Артемида, - упавшим голосом говорю.
Джейн, нахмурившись: - Афина...
-Точно! Молодец! - не удалось мне подловить! - щёлкнула я пальцами.


С мальчиком вышло хуже. Я ему заявила, что сейчас Англией правят... Тюдоры. Не спрашивайте, как я такое могла ляпнуть. Сама понимала, что говорю что-то не то, и потом всю дорогу домой сосредоточенно пыталась понять, куда я дела Стюартов и Оранского, Вильгельма, прости Господи, но, главное, как эти Тюдоры стали Виндзорами? - и как там они раньше назывались?..
Впрочем, мальчик сам виноват - он не знал, кто такой Брут, и я так растерялась, что начала путать норманнов с англосаксами.


-Готовиться надо, - поучительно сказал папа.
-Да? - озлилась я. - Откуда я знала, что Агата притащит моржа? А нам с Джейн попадётся ваза с двумя подозрительными неопознанными тётеньками?

Во вторым классом я даже прощаться не стала - так достали и расстроили. Один Рональд чего стоит - прыгал с парты на пол так, что пианино скакало по классу. А уж все эти его демонстративные уходы и хлопанья дверьми...

И когда я в очередной раз кричу, срывая голос, неживая от усталости, Кэрри вдруг поднимает руку:
-Можно задать один вопрос?
-Можно, говори.
-Почему мой любимый предмет английский? - лукаво склоняет она хвостатую голову.
-Так... всё, ребята... it's time for albums...


Но детей я сегодня снова люблю. Потому что один день навестила бабушку в больнице. Мы оставили её всего на пару часов, пока менялись, но за это время она успела потерять карточку в столовую и сбегать туда не в своё время.

В столовой я её и нашла. Без карточки. Поэтому устроила итальянский скандал, перетряхивая тумбочку, одежду, постель. Хмуро покопавшись в мусорном ведре, я напоследок проползла ужом под всеми кроватями, но потом отправилась к администратору - выписывать дубликат.

-Аня, тут вообще-то люди, - сухо напомнила бабушка, которая превращает нашу жизнь в весёленький филиал ада каждый божий день, но обращается к зрителям: - Привыкла своими детьми помыкать... я ведь не твои эти... ученики.
-Бабушка! - воскликнула я, встряхивая матрас. - Ты хуже моих учеников! - у меня, слава Богу, нет таких учеников! - я в сердцах грохнула постель обратно и плюхнулась сверху, чтобы посмотреть за кроватью.


Снег срывается с крыш, карнизов, сбивается в огромные праздничные сугробы по краям дороги, некрасиво оголяя тротуар, солнце салютно вспыхивает в гребнях сосулек, небо приобрело чистый и выметенный вид, смягчив нестерпимый свет лёгким пастельным оттенком, который бывает зимой.

И когда я плыла через весь город в покачивающемся современном рогатом драккаре, то подумала, что если ехать по улице Байкальской в обратную сторону - то непременно выедешь за пределы исторической родины - в город, где нет прошлого и нет боли. Той боли, которая копится годами и веками. Ты вольёшься в пятиполосное движение незаметно и даже поверишь, что можно убежать, прожить жизнь в современной многоэтажке, поделенной на квадраты, с одинокими фонарями внизу, стальными реками машин вокруг и мимо, и снег будет празднично вспыхивать на снежных просторах, и названия не будут терзать сердце острыми своими клювами, и жизнь плавно перетечёт в просторные супермаркеты, световые колодцы, лифты, ключи, телефоны, переходы и мелодичные переливы. Там люди живут так, словно вся история осталась надёжно запертой в музее, а здесь есть лишь сегодня. Сегодня был снег, сегодня было солнце, сегодня определённо было, - и в тот момент, когда оно уже стало историей, я поймала его за хвост и описала.

Мы недавно в очередной раз обсуждали все виды на счастье, и сошлись на том, что в юности думаешь о том, как будешь спасать своих любимых из пожара и из-подо льда, а чем старше становишься - тем больше укрепляешься в мысли о том, что достаточно просто помыть вместе с кем-то из них посуду - и если это вообще возможно - то это ли не счастье?..

В общем, если бы я могла загадывать и желать - то пожелала бы всем нам подольше мыть посуду в своей кухне и со своими любимыми, не опасаясь того момента, после которого "придёт отряд откапывать наш город", ведь мы были вместе - и это было лучшее, что могло у нас быть.
Tags: "а за тобой летят бабочки", "где ступают мои лодочки", дети, свидетели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments